04 декабря
09 июля 2014 2056 0

Эпоха "Белого лиса", или дело его живет

Мировые лидеры выражают соболезнования в связи с кончиной Эдуарда Шеварднадзе
Фото: Эдуард Шеварднадзе. Фото: Эдуард Песов / ИТАР-ТАСС
Фото: Эдуард Шеварднадзе. Фото: Эдуард Песов / ИТАР-ТАСС

usahlkaro Георгий Векуа Автор статьи

На 87-м году жизни 7 июля 2014 года скончался Эдуард Шеварднадзе – бывший 1-й секретарь ЦК компартии Грузинской ССР, бывший министр иностранных дел Советского Союза и бывший президент уже независимой Грузии.
Шеварднадзе стал популярной фигурой на Западе, и соответственно, т.н. цивилизованный мир ценил его, особенно из-за его деятельности на посту министра иностранных дел СССР. Однако к концу его президентства тот же Запад откровенно слил Эдуарда Амвросиевича – посольство США сыграло ключевую роль в «революции роз» в 2003 году. Шеварднадзе, хотя и следовал в целом прозападным курсом, и именно под его «крыльями» выросли «молодые реформаторы» - ныне покойный Зураб Жвания, Михаил Саакашвили и др., на старости лет стал совершенно равнодушным к проявлениям коррупции.

«Болезненные реформы»

Тотальная коррупция стала портить сам имидж Грузии в глазах западной публики и политических кругов, которые хотели сделать из закавказской страны «образцовое прозападное государство» на просторах СНГ. Шеварднадзе явно не годился для этого, поэтому к власти был приведен молодой и энергичный Саакашвили, с таким же молодым окружением, которые вместе должны были провести «болезненные реформы».   

Они на самом деле приступили к слому коррупционных институтов, построенных во время президентства Шеварднадзе. Были реформированы министерство внутренних дел, суды, прокуратура, многие государственные службы, система образования и т.д. На этом поприще “националам” удалось достичь некоторых успехов, которые усиленно рекламировались правительством Саакашвили. Однако возникли и серьезные проблемы, в том числе, для самих западных кураторов «грузинского проекта».  

"Националы" победили «низовую» коррупцию, но возвели коррупцию «элитарную»

Во-первых, хотя традиционная коррупция, особенно на среднем и низовом уровне, характерная для эпохи Шеварднадзе, когда госчиновники, милиционеры, прокуроры и все другие брали деньги открыто, в конвертах, на руки и т.д., была почти искоренена, возникла «элитарная коррупция». У Саакашвили и его ближайших подельников, то ли от «головокружения от успехов», то ли по другим причинам, стали появляться признаки упоения властью, абсолютной бесконтрольности, даже иногда по отношению к «западным партнерам».

Для последних уже второй подряд провал в Грузии был крайне нежелателен. Шеварднадзе в свое время не смог навести элементарный порядок в стране, теперь же Саакашвили, хотя и навел «порядок», но чересчур уж своеобразный, напоминающий причудливое сочетание «потемкинских деревень», Сингапура, Туркмении и восточно-европейских стран. В результате Саакашвили тоже был слит, хотя и намеревался править еще с десяток лет.

У Саакашвили и его окружения стали появляться признаки абсолютной бесконтрольности, даже по отношению к «западным партнерам»

Наследники Шеварднадзе?

Нынешнее грузинское правительство явно больше тяготеет к стилю Шеварднадзе, чем к стилю Саакашвили. Это касается как внешней политики, так и внутренней. Во внешней политике возрожден метод заигрывания с Россией, при продолжении в целом прозападной политики, а внутри страны также произошло «ослабление гаек». Из-за этого в народе циркулирует все больше разговоров о том, что хваленая полиция времен Саакашвили со своей патрульной службой, пусть временами жестокая, все больше начинает походить на «ментов» времен Шеварднадзе. Примерно то же самое говорят и о других государственных структурах.

Нынешнее грузинское правительство явно больше тяготеет к стилю Шеварднадзе

Власти отрицают это, утверждая, что «все под контролем», криминальная ситуация не ухудшилась, коррупция на среднем и низовом уровне не сильно возросла, в Евразийский Союз Грузия не собирается…  Сам Шеварднадзе выступал в последние годы и месяцы активным сторонником новой власти и даже призывал к жесткому наказанию лидеров “националов”.

Но несмотря на определенную популярность таких призывов среди населения, нельзя сказать, что в Грузии Шеварднадзе любим. В целом, большинство грузин негативно воспринимают его фигуру и деятельность, хотя даже среди таких людей многие признают его таланты как политика и его вклад в мировые процессы в конце 80-х годов.

Особенно непопулярен Шеварднадзе был на Западе Грузии – в Менгрелии, которая сильно пострадала от гражданской войны в начале 90-х годов. Сторонники бывшего президента Грузии Звиада Гамсахурдия вплоть до смерти Шеварднадзе устраивали шумные акции протеста у его резиденции, и даже после его кончины между «звиадистами» и членами семьи Шеварднадзе произошло несколько инцидентов.

Особенно непопулярен Шеварднадзе был на Западе Грузии - в Менгрелии
Противоречивое отношение сохраняется к Шеварднадзе и из-за его роли в распаде Советского Союза. Как ни странно, хотя в Грузии тогда бушевало мощное «национально-освободительное движение», но сейчас, спустя 25 лет, многие жители Грузии с ностальгией вспоминают советские времена и сожалеют о распаде той страны. В первую очередь, это касается поколений старше 40-50 лет. Молодые люди, которые не жили в ту эпоху, естественно, особых сожалений не испытывают.
Спустя 25 лет многие жители Грузии с ностальгией вспоминают советские времена и сожалеют о распаде СССР

Эпоха продолжается

Исходя из вышесказанного, нельзя однозначно утверждать, что «эпоха Шеварднадзе» закончилась. Даже можно сказать, что почти весь нынешний грузинский политический класс, так или иначе «вышел из Шеварднадзе». Сам Саакашвили когда-то называл его своим «отцом» и «учителем», хотя после прихода к власти жестко критиковал и ругал. Страна по-прежнему идет курсом, проторенным бывшим министром иностранных дел Советского Союза, т.е. декларируя стремление вступить в НАТО и другие «евроатлантические» структуры.   

К концу правления Шеварднадзе такая политика привела Грузию к резкому ухудшению отношений с Россией. Дело дошло до вооруженных инцидентов вокруг Панкисского ущелья, где обосновались беженцы из Чечни. При Саакашвили, который довел прозападный курс до абсурда, вооруженные инциденты превратились в полномасштабную, хотя и короткую войну.

Нынешнее правительство, видимо, вынесло некоторые уроки из деятельности обоих предшественников и изо всех сил пытается не допустить осложнения отношений с Россией, при этом продолжая тот же курс игнорирования интересов всех заинтересованных сторон, кроме западных стран.
Нынешнее руководство Грузии, не повторяя ошибок Шеварнадзе и Саакашвили, пытается не допустить осложнения отношений с Россией

Трудно сказать, к чему приведет такой курс, но грузинский политикум уже настолько завязан на западных институтах и организациях, что искренне не представляет себе возможность какого-либо, хотя бы малейшего отклонения с этого пути. Приходится в целом признать, что «первопроходцем» здесь выступил Эдуард Шеварднадзе, начиная уже со времен работы на Смоленской площади и продолжая 90-ми, когда в недрах правящей партии «Союз граждан Грузии», возглавляемой Шеварднадзе, выросли и «оперились» молодые «орлы» – обстреливающие из градов Цхинвал в 2008 году и подписывающие в 2014 году Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. И те и другие по-своему являются продолжателями наследия «Белого лиса», который, безусловно, стал знаковой фигурой не только в кавказской, но и в мировой политике на рубеже веков.    

0 Распечатать

Наверх