10 августа
19 апреля 2016 5551 0

«Электроцинку» вновь указывают на выход

Врио главы Северной Осетии Вячеслав Битаров намерен добиваться закрытия крупнейшего предприятия республики
Фото: ossetia.ru
Фото: ossetia.ru

usahlkaro Филипп Громыко журналист

Речь идет о заводе «Электроцинк», входящем в структуру Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Первым шагом в этом направлении может стать ликвидация производства свинца, хотя этот шаг вряд ли будет чистой победой властей, поскольку УГМК и так собиралась переносить его из Владикавказа на Урал.

Дальнейшая судьба «Электроцинка» будет зависеть от двух основных факторов: удастся ли найти новые рабочие места для двух тысяч сотрудников предприятия и убедить собственников завода платить в бюджет Северной Осетии больше налогов.

«За дело Агузарова»

«Моя позиция как гражданина ясна: завод нужно закрывать», – заявил несколько дней назад Вячеслав Битаров в интервью одному из федеральных информагентств. По словам врио главы Северной Осетии, он направил руководству УГМК письма с предложением «встретиться и обсудить все вопросы», и уже в течение ближайшего месяца такая встреча может произойти.

Это высказывание прозвучало вскоре после того, как во Владикавказе состоялась очередная несанкционированная акция с требованием закрыть «Электроцинк». По различным данным, в ней участвовали от 70 до 150 человек, 38 из них были задержаны за нарушение правил проведения массовых акций, в том числе известные осетинские журналисты Эльбрус Дзабиев, Зарина Бритаева и Елена Цагараева.

Протест против вредных выбросов «Электроцинка». Фото: osetins.com

Шествие против «Электроцинка» носило явный политический подтекст, поскольку по дате (29 марта) оно фактически совпало с 40 днями после смерти предыдущего главы Северной Осетии Тамерлана Агузарова.

Агузаров планировал инициировать закрытие завода через суд, но в публичных выступлениях пытался не обострять обстановку

Накануне во Владикавказе распространялись листовки с призывом «продолжить дело Агузарова», который, по утверждению их авторов, негативно относился к деятельности завода и даже отговаривал осетинских студентов из Санкт-Петербурга проходить на нем практику.

Поэтому акция, прошедшая во Владикавказе 29 марта, вызвала недоумение у многих из тех, кто давно выступали против «Электроцинка».

«Непонятно, кто организатор. Можно ведь подождать два-три дня. Семья недовольна проведением такого мероприятия именно в день поминок», – написал в группе «Здоровый Владикавказ – против "Электроцинка"» в Facebook экологический активист Ацамаз Хадиков.

Поиски конструктива

На самом же деле Тамерлан Агузаров занимал в отношении «Электроцинка» весьма осторожную позицию. Рассказывают, что он планировал инициировать закрытие завода через суд, но в публичных выступлениях пытался не обострять обстановку. Более того, в самом конце прошлого года Агузаров вручил двум сотрудникам завода государственные награды.

Тамерлан Агузаров награждает работников «Электроцинка». Фото: niksc.livejournal.com

Скорее всего, покойный глава Северной Осетии разделял точку зрения, что в республике есть немало экологических угроз и помимо «Электроцинка», поэтому решать накопившиеся проблемы требуется комплексно. На таком подходе не раз настаивали и представители предприятия.

В октябре прошлого года Тамерлан Агузаров провел встречу с представителями компании «РосРАО», структурного подразделения «Росатома», занимающегося радиоактивными отходами, на которой обсуждались и другие болевые точки экологии региона, например, хвостохранилища двух закрытых предприятий – Фиагдонской обогатительной фабрики и Садонского свинцово-цинкового комбината.

Битаров был известен как противник «Электроцинка» задолго до того, как стал премьером, а затем и врио главы республики

Правда, ключевой проблемой Агузаров назвал именно отвалы клинкера на «Электроцинке» – печально известную «достопримечательность» Владикавказа.

По результатам встречи было решено, что руководство Северной Осетии и «РосРАО» подпишут соглашение о сотрудничестве, республика будет включена в федеральную программу по ликвидации опасных отходов.

Первыми в очереди на ликвидацию оказались отвалы «Электроцинка», но вопрос о закрытии предприятия не ставился. В начале этого года «Электроцинк» и АО «Севосгеологоразведка» начали разведочные работы на клинкере с целью определения технологической схемы его утилизации.

Одиночный пикет с требованием закрытия вредного производства на «Электроцинке». Фото: vk.com

Вполне конструктивные отношения с «Электроцинком» сложились и у ряда представителей команды Агузарова. «"Электроцинк" был и остается флагманом промышленности Северной Осетии», – заявил в ходе посещения завода в прошлом июле врио министра промышленной и транспортной политики (ныне – глава администрации Владикавказа) Борис Албегов, пообещавший со стороны правительства Северной Осетии «поддержать металлургическую отрасль республики и вывести завод на уровень европейских производств».

«Знал, что "Электроцинк" – крупнейшее предприятие в республике, но не представлял, насколько этот завод мощный и технологически сложный», – описал свои впечатления о визите на предприятие преемник Албегова на посту министра промышленности и транспорта Анатолий Марзакулов.

Битаров непреклонный

Однако позицию своих коллег явно не разделял Вячеслав Битаров. В конце прошлого года в прямом эфире на радио «Алания» он заявил, что УГМК должен убрать «Электроцинк» с территории Северной Осетии, акцентировав, что это позиция главы республики.

Вообще, Вячеслав Битаров был известен как последовательный противник «Электроцинка» задолго до того, как занял пост сначала премьер-министра, а затем и врио главы Северной Осетии. Его первая открытая стычка с металлургами состоялась еще в феврале 2012 года, когда во Владикавказ с отчетом за семь лет работы завода в структуре УГМК прибыл генеральный директор холдинга Анатолий Козицын.

На встрече с Козицыным Вячеслав Битаров тогда участвовал в качестве главы комитета по экологии и природным ресурсам парламента Северной Осетии, и его дискуссия с главой УГМК получилась весьма эмоциональной. Помимо экологических аспектов деятельности «Электроцинка», Битаров затронул и экономику предприятия.

​Удастся ли достичь большего, чем закрытие на «Электроцинке» производства свинца, – большой вопрос в ближайшие пять лет

«Судя по вашим расчетам, у предприятия нет прибыли. Может, это не мое дело, но зачем тогда работать?» – поинтересовался он у Анатолия Козицына. Последнего этот вопрос явно задел за живое, поскольку 2011 год «Электроцинк», сильно пострадавший от падения цен на мировом рынке металлов, закончил с чистым убытком почти в 250 млн рублей.

По словам одного из участников той встречи, то выступление Вячеслава Битарова довело Анатолия Козицына до предела. «Что за постановка? – заявил он в ответ. – Этот "Электроцинк" мне так же дорог, как и вам. Да, я не живу здесь, но я потратил на него вместе с экологическими платежами 6,5 миллиарда рублей. А до этого кто-нибудь вкладывал в него? Прав Роспотребнадзор – это единственное такое соглашение в стране, под которым мы подписались. Мы же не можем на убыточном предприятии сразу построить коммунизм».

Правда, в тот момент о закрытии «Электроцинка» Вячеслав Битаров не говорил. Принципиальным противником такой постановки вопроса был бывший глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров, который однажды даже сказал, что дым от шашлыков вреднее, чем выхлопы «Электроцинка».

В защиту предприятия высказывался и полпред президента в СКФО Сергей Меликов, подчеркивавший, что завод – это прежде всего рабочие места (порядка двух тысяч).

Спасительная девальвация

В своем последнем комментарии относительно «Электроцинка» Вячеслав Битаров сделал отдельную оговорку, что будет настаивать на прекращении в ближайшее время деятельности на территории Северной Осетии особо вредного свинцового производства.

Ночные выбросы «Электроцинка». Фото: ekocid.livejournal.com

Однако источник КАВПОЛИТа, близкий к руководству завода, утверждает, что это решение и так было запланировано руководством УГМК – без какого-либо влияния руководства республики.

«На Урале построили новый свинцовый цех, надо его загружать и окупать вложенные деньги. А в Осетии будет меньше проблем с сырьевым плечом и экологическими активистами, которые и так достали, – поясняет источник. – Но ряд реорганизаций, которые сегодня проводит холдинг УГМК, можно будет подать именно как победу осетинских "зеленых"».

Удастся ли достичь большего, чем закрытие на «Электроцинке» производства свинца, – большой вопрос, по меньшей мере, в ближайшие пять лет. Дело в том, что в рамках программы перспективного развития на 2016-2020 годы завод запланировал серьезные инвестиции, прежде всего строительство нового цеха электролиза мощностью 96 тысяч тонн в год.

Только на финансирование проектных работ по нему заложено порядка 62 млн рублей. В конце прошлого года инвестпрограмма завода была утверждена на уровне 223 млн рублей. В текущем году завод намерен нарастить производство цинка до 63 тысяч тонн.

Оттолкнуться от дна «Электроцинку» помогла девальвация рубля: экспорт цинка и свинца стал весьма прибыльным

К тому же в прошлом году у «Электроцинка» наметились перспективы выхода из затяжного кризиса, в котором предприятие пребывало на протяжении последних лет. Если по итогам 2014 года чистый убыток завода составил почти 895 млн рублей, то в прошлом году он снизился до, в сущности, символической суммы 9,2 млн рублей.

Оттолкнуться от дна «Электроцинку» помогла девальвация рубля, благодаря которой экспорт цинка и свинца стал весьма прибыльным. Уже по итогам первого полугодия прошлого года крупнейший российский производитель этих металлов – Челябинский цинковый завод, также входящий в УГМК, – показал рекордную чистую прибыль в размере 2 млрд рублей.

Но основной объем экспортных поставок «Электроцинка» приходится именно на свинец. По данным годового отчета предприятия за 2014 год, на внешний рынок поставлялось порядка 63% производимого свинца (общий объем производства этого металла составил 13,8 тысячи тонн) и лишь 0,36% цинка (общий объем – 54,7 тысячи тонн).

Иначе говоря, закрытие производства свинца может лишить «Электроцинк» экспортной выручки. «Это будет поражением для экономики республики, но в ситуации, которая сложилась вокруг завода, это уже дело десятое. Доводы разума проигрывают соображениям популярности», – комментирует источник, связанный с «Электроцинком».

«Электроцинк» на Google Earth

Впрочем, в руководстве Северной Осетии такая позиция явно вызовет несогласие, учитывая то, что объем налоговых поступлений от предприятия в бюджет республики в последние годы сильно снизился в связи с отсутствием прибыли.

Например, в 2014 году от «Электроцинка» в бюджет поступило 142 млн рублей (налог на имущество, природоохранный налог и НДФЛ), или всего 0,2% от общего объема доходов. В ноябре прошлого года этот момент в очередной раз подчеркнул в ходе принятия бюджета республики председатель Контрольно-счетной палаты Северной Осетии Инал Калицов.

Вячеслав Битаров в своем последнем выступлении по поводу «Электроцинка» также не обошел стороной вопрос о налоговых поступлениях. «Сейчас мы не получаем средств от предприятия в региональный бюджет. Налоги отчисляются в головную компанию, которая находится за пределами Северной Осетии. Это неправильно», – заявил врио главы Северной Осетии.

Возможно, что в случае решения этого вопроса в пользу республиканского бюджета позиция Битарова как главы региона в отношении «Электроцинка» станет более компромиссной, даже если его гражданская позиция останется неизменной.

0 Распечатать

Наверх