04 января 2014 565 0

Экстремизм: найти и заблокировать

Введение новых ограничений на распространение информации вызывает много вопросов
Фото: krisak-site.ucoz.ru
Фото: krisak-site.ucoz.ru

usahlkaro Антон Крылов политолог, журналист

С 1 февраля ускорится и упростится блокировка сайтов, содержащих экстремистскую информацию. Сегодня для приостановки работы или ограничения просмотра любого сайта требуется решение суда. С завтрашнего дня, как обещает Роскомнадзор, блокировка будет осуществляться в течение часа с момента получения предписания прокурора.

Право выносить решения о блокировке будет у генерального прокурора, его заместителей и прокуроров федеральных округов. Также Роскомнадзор обещает, что сразу же после удаления экстремистского контента доступ к сайту будет немедленно восстановлен.

Механизм блокировки прописывается достаточно подробно – прокурор выносит решение, загружает его в специальную базу, информация в которой обновляется ежечасно. Все провайдеры обязаны заниматься мониторингом этой базы, и в случае появления в ней расположенного на их ресурсах сайта – немедленно его блокировать, причем уведомлять владельца необязательно. После того как экстремистская информация будет удалены, Роскомнадзор «примет все меры к скорейшему восстановлению доступа к ресурсу».

О том, какие конкретно меры будут приниматься для восстановления доступа, настолько же подробно, как о блокировке, почему-то не рассказывается. Хотя и для пользователей, и для владельцев ресурсов именно это – вопрос номер один. И этот вопрос – далеко не единственный.

Как блокировать и что блокировать?

Как пишет REGNUM, с 1 февраля в досудебном порядке будет ограничиваться доступ к сайтам, распространяющим следующую  противоправную информацию: «содержащую призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, разжиганию межнациональной или межконфессиональной розни, участию в террористической деятельности, а также о незаконных массовых мероприятиях».

В связи с этим неизбежно возникает следующий вопрос. Допустим, группа провокаторов или «боец-одиночка» решили устроить какой-нибудь «народный сход» с требованием немедленно расследовать настоящее или придуманное преступление – как это было, например, в Перми.

Будет ли в данном случае полностью заблокирована вся социальная сеть «Вконтакте» или только аккаунты, призывающие собраться в определенном месте в определенный час? В первом случае, создав сеть фальшивых аккаунтов или взломав настоящие, более-менее опытный хакер сможет заблокировать любую социальную сеть всерьез и надолго.

А во втором – не окажутся ли высокопоставленные прокуроры в положении Ахилла, который не может догнать черепаху? Издадут распоряжение о блокировке Василия Пупкина, а его призыв собраться в полдень на площади Ленина уже перепечатали Иван Сидоров и Сидор Иванов. Приказали заблокировать этих двух – а призыв уже перепечатала Василиса Пупкина. И так до бесконечности.

Конечно, можно признать противозаконным сам призыв к сбору. Но если в нем поменяются пара слов, или, скажем, время сдвинется с 18:00 на 19:00 – это формально будет уже другой текст. Снова несчастному прокурору придется лезть в базу, чтобы загрузить туда очередное решение?

Как будет блокироваться массовая рассылка личных сообщений с противоправной информацией? Как будет пресекаться распространение сообщений в закрытых сообществах, где информация видна только участникам?

Или, может быть, у Роскомнадзора есть возможность заблокировать социальную сеть только на территории Перми или другого отдельно взятого города? Но что помешает воспользоваться анонимайзером, как это массово делали жители Казахстана, где долгое время был заблокирован «Живой журнал»?

Кроме того, многие информационные издания или соцсети расположены на иностранных серверах и подчиняются законодательству другого государства. Значит, провайдеры, предоставляющие хостинг, будут не обязаны выполнять распоряжение Роскомнадзора, и блокировка будет происходить только для пользователей с российскими IP-адресами. Это тоже легко обходится при помощи анонимайзера.

Можно запретить использование анонимайзеров – тем более, что этот вопрос уже поднимался в середине прошлого года. Но контролировать исполнение этого закона – то же самое, что контролировать запрет ковыряться в носу перед зеркалом. Поймать кого-то на неисполнении можно лишь случайно.

Ресурс «Вконтакте» был приведен для примера. Есть «Одноклассники», есть «Блоги Мейл.ру», и прочая, и прочая. Не говоря о сотнях иностранных блог-платформ и узкоспециализированных социальных сетей. Всех не заблокировать. Но ведь что-то надо делать? Хотелось бы понять, как Роскомнадзор планирует решить эту проблему.

Только экстремизм или что-то еще?

В посвященной досудебной блокировке сайтов статье в «Известиях» исполнительный директор «Викимедиа РУ» (российского подразделения Wikipedia) Станислав Козловский говорит, что морально готов к блокировкам своего ресурса. В качестве примера при этом он почему-то приводит статью просамоубийства.

«Некоторые заключения экспертов кажутся нам странными. Например, как можно воспринять формулировку, что опубликованная информация «может навести на мысли о самоубийстве»! — удивляется представитель «Википедии». — Мрачная и пасмурная погода тоже может навести человека на такие мысли, и что теперь делать?»

Но ведь в досудебном порядке будут блокировать только за экстремизм. К которому даже настойчивые призывы всем убить себя об стену явно не припишешь. Еще раз, причиной для досудебной блокировки являются «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, разжиганию межнациональной или межконфессиональной розни, участию в террористической деятельности, а также о незаконных массовых мероприятиях». Даже рецепты изготовления взрывчатых веществ в данной формулировке не являются экстремизмом и требуют решения суда для блокировки. Так почему же волнуется «Википедия»?

Возможно, сотрудники этого энциклопедического издания опасаются, что Роскомнадзор войдет во вкус и список «запрещенных тем» расширится?

Повод для таких сомнений дал, например, Центробанк, который намерен бороться с распространением панических слухов об отзыве лицензий у банков. Отметим, что если кто и дает повод для этих слухов, то это сам ЦБ. Сегодня лицензий лишились «Мой банк» и банк «Природа».

Тем не менее финансовый регулятор намерен  подготовить рекомендации по мониторингу контента в соцсетях, который касается деятельности финансовых организаций. Как заявил замначальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России Артем Сычев, изобретать велосипед ЦБ не будет — идея представляет собой скорее обобщение опыта коллег из коммерческих банков. Также рекомендации ЦБ могут касаться мониторинга утечек коммерческих тайн в соцсети.http://www.newsru.com/russia/31jan2014/cb_seti.html

Несмотря на то что ни о каких блокировках – ни судебных, ни досудебных – в заявлении представителя Банка России не говорится, на фоне стремительного падения курса рубля эта новость вызвала довольно резкую реакцию блогеров, заявивших, что ЦБ занялся не своим делом, а лучше бы он более профессионально исполнял свои прямые обязанности.

 Экспертное сообщество в целом настроено не так негативно, но и без особого энтузиазма. «Усиление контроля за распространением недостоверной информации про банки кажется разумной идеей, но когда дело дойдет до реализации, возникнет много вопросов», — заявил в интервью «Газете.Ру» начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий. А главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казирян прямо отметил, что нынешняя система мониторинга сообщений, существующая в социальных сетях, «используется для выявления материалов экстремистского характера».http://www.gazeta.ru/business/2014/01/30/5876069.shtml

«Это необходимо, главное — чтобы не были нарушены права людей на свободу слова и выражения мнений. Поэтому важно, чтобы это были именно рекомендации Банка России, а не требования», — полагает аналитик «Инвесткафе» Михаил Кузьмин.

Таким образом, и сами банкиры, и банковские аналитики пока не претендуют на досудебную блокировку сайтов. Но кто скажет, будут ли они настроены столь же благодушно после того, как вероятная паника в соцсетях обрушит какой-нибудь банк из ТОП-10?

Поэтому очень хотелось бы услышать от Роскомнадзора, останется ли досудебная блокировка сайтов исключительно «привилегией» экстремизма, или постепенно в этот список добавятся призывы к самоубийству и употреблению наркотиков, распространение банковской паники, гей-пропаганда, антигей-пропаганда, нарушение авторского права, возбуждение ненависти к котикам, и прочая, и прочая?

Как это будет работать?

Российская юридическая система очень часто работает по приписываемому Наполеону Бонапарту принципу «Главное ввязаться в сражение, а там посмотрим». Иногда это приводит к прискорбным и для граждан, и для бюджета страны последствиям – как, например, после введения в 2006 году новых акцизных марок на вино. Несколько месяцев «полусухого» закона» привели к серьезным экономическим потерям, росту контрафакта и смене основных игроков рынка алкоголя.

Станет ли закон о досудебной блокировки сайтов надежным средством борьбы с распространением на самом деле опасной информации или очередным средством для коммерческой борьбы с конкурентами? Улучшит ли он качество информации в интернете или станет новой инкарнацией запрещенной в российской Конституции цензуры?

То, что решение о досудебной блокировке сайтов могут принимать считанное число высокопоставленных прокуроров, с одной стороны, должно свести к минимуму возможные злоупотребления в связи с новым законом. А с другой – останется ли у этих самых прокуроров время на что-нибудь, кроме вынесения решений о блокировках? Не переложат ли они анализ якобы «экстремистских» сайтов на помощников, а сами не станут ли подписывать постановления не глядя? Или не поддадутся ли на соблазн снизить уровень принимающих решения о блокировке до районных прокуроров? Которым, волю дай – Есенина запретят.

Как и любая связанная с ограничением прав граждан инновация, досудебная блокировка сайтов вызывает множество вопросов. Хотелось бы, что Роскомнадзор и другие контролирующие органы были способны на них ответить. Если не для публики – то хотя бы для себя.

0 Распечатать

Наверх