04 апреля
29 мая 2014 2997 1

ЕГЭ как честность перед государством

Замглавы Рособрнадзора о ходе проведения ЕГЭ эксклюзивно КАВПОЛИТУ
Фото: gazeta.ru
Фото: gazeta.ru

usahlkaro Гуля Арифмезова журналист

Заместитель главы Рособрнадзора Анзор Музаев в прошлом возглавлял министерство образования в Чечне. После того как проведение ЕГЭ в этой республике было признано самым честным на Северном Кавказе, он стал заместителем федерального надзорного органа за сферой образования. В интервью КАВПОЛИТУ он рассказал, почему к Кавказу такое повышенное внимание, насколько возможно исключить коррумпированность проведения ЕГЭ в регионе, и почему именно  государственные экзамены выпускников школ определяют качество работы руководителей регионов.

- Практически все включающиеся ответственные за проведение ЕГЭ говорили о том, что экзамен проходит в штатном режиме, и нарушений грубых или жалоб не выявлено. Однако некоторые нарушения мы видели с вами даже сегодня во время трансляции.

- Я бы разграничил два вида нарушений: нарушения со стороны экзаменуемых и со стороны экзаменаторов. Экзаменуемые нарушали регламент – проносили телефоны, использовали шпаргалки, пытались вынести контрольно-измерительные материалы, сфотографировать прочие виды нарушений, выявленные со стороны детей. Есть нарушения со стороны организаторов экзаменов, и мы практически не слышим, как в прошлые годы, в частности о Дагестане, что у нас нарушают массово организаторы.

Анзор Музаев. Фото: kavpolit.com

Сегодняшний экзамен уже второй в этом году, но мы не видим картинок с родителями вокруг школ, мы не видим картинок  даже в огромных спортзалах, где дети свободно ходят по аудитории и нарушают регламент, переписываются, разговаривают. Мы не видим такого любимого журналистами явления, как «ЕГЭ-туризм», который был фактически привязан к Дагестану. Самое главное, все уже в республике знают, что они находятся в списке особо контролируемых не республиканским даже министерством, а федеральной службой по надзору в сфере образования. Это относится не только к Дагестану, не только, условно, к Чечне и Ингушетии, это  относится к каждому региону РФ.

Да, есть переезды детей,  и даже сегодня у нас было включение, проверяли семерых детей-выпускников в Ярославле, которые по нашей базе приехали в регион, но оказалось, что они сдают эти экзамены в колонии. Они переехали из разных регионов вынуждено за нарушение закона, но они были у нас в базе зафиксированы, как приехавшие в этом году в этот регион.

Каждый переезд мы взвешиваем, будь то Ярославль или Махачкала. Все в стране должны понимать, что условия для всех одинаковые. Не важно, Юг или Север, Восток или Запад. Не только дети должны это понимать, но и родители.

- Получается донести это до них?

 - Подготовительные работы к организации ЕГЭ начались еще в прошлом году. Так, например, в октябре мы приезжали в Дагестан, встречались с Рамазаном Абудулатиповым, где описали ему картину. Я думаю, нам повезло, что этот человек из образования, и он ближе понимает эту ситуацию. Он тогда выслушал нас и принял решение, доверился, пустили нас в регион, дал обучить сотрудников, дали полную свободу действий.

В принципе, ЕГЭ – это полномочие региона. Мы пришли с определенной картиной видения ситуации, картина была очень нелицеприятная, не только по сдаче, но и вообще в целом по состоянию дел в системе образования. Нам важно было, что именно глава региона сделал правильные выводы. Он (прим.корр. – Абдулатипов) тогда сказал , что готов на любой результат. Даже в последние дни перед экзаменом и министерство, и его окружение предупреждали, что количество аттестатов будет катастрофически малым.

Я 5 лет проработал министром образования и эти разговоры слышал. В первый год сдачи ЕГЭ у нас в Чеченской республике 25% выпускников не получили аттестаты. Такого результата не было по стране, но, тем не менее, не было никаких возмущений в обществе, не было недовольства  – все знали, что для всех созданы равные условия внутри республики, и не было никаких обид. Все получили то, что заслужили. Более того, родители узнали, в какой школе «рисовали» пятерки, и уже могли требовать с учителей, чтобы оценки выставлялись адекватные. Им уже не нужны были потом нарисованные золотые медали, нарисованные аттестаты. За ними ничего не стояло.

Я уверен, то же самое будет и в Дагестане. Есть скептическая оценка, что многие не сдадут, половина выпускников не получит аттестаты и тому подобное. У нас другая статистика, дождемся результатов экзамена. Я думаю, что количество тех, кто не получил аттестат,  будет на порядок меньше, чем думают на самом деле в обществе.

Количество тех, кто не получит аттестат, будет меньше, чем думают в обществе

- Почему такое сосредоточенное внимание к Кавказу именно в сфере образования. Неужели в других регионах все намного лучше?

- Мы уникальный регион, много стереотипов по поводу нас и, к счастью, или, к сожалению, по отдельности ни одна республика Северокавказского региона не может быть хорошей или не может быть по отдельности плохой. У нас по всей России в сознании обывателя Кавказ ассоциируется как одно большое единое целое. Не справится кто-то один –значит не справятся все республики. Не справится, к примеру, Дагестан в сдаче ЕГЭ, про всех будут думать, что вот такая же ситуация повсеместно по всем республикам Северного Кавказа.

- Некоторые наблюдатели связывают этот скептицизм по поводу получения аттестатов и низких итоговых результатов ЕГЭ с высказываниями президента Путина о том, что результат ЕГЭ является неким способом оценки работы самого руководителя региона. Говорят, такой прогноз – это такая страховка, мол, я говорил, что там все было плохо.

- В первую очередь, каждый руководитель Северокавказских республик это понял, и с каждым мы встретились. Для них не имеет значения, какую оценку в рейтингах они получат из-за результатов ЕГЭ, и как повлияет это на оценку их работы. Тем более что второго мая этот указ отменен. Сейчас другой показатель, который важен для многих наших республик.

Теперь будут судить о работе губернаторов, глав регионов по количеству школ, по качественному показателю, как-то, например, работающих в одну, две и три смены. Вот теперь губернатор, чтобы его оценка была самой высокой, должен будет заниматься тем, чтобы создать хорошую инфраструктуру для образования. Я думаю, что для Дагестана, Чеченской республики и Ингушетии, где рождаемость самая высокая в РФ, это наиболее важный фактор.

Руководство регионов адекватно все это встретило, нас поддержали, мы обучили, самые ценные наши сотрудники находятся и в региональном центре обработки информации, и в пунктах проведения ЕГЭ, и в пунктах выдачи КИМов.

Если по первому экзамену были какие-то маленькие технические недоработки, то сейчас сегодняшний самый большой, самый массовый экзамен пока идет без сбоев, без срывов, даже в том же Дагестане. Я вас уверяю, что это очень тяжело, потому что Дагестан входит в десятку регионов с самым большим количеством выпусков РФ. Это очень тяжело настроить работу и без ошибок, без срывов провести ЕГЭ, тем более, что до сих пор эта работа, честно говоря, была завалена. Практически все начинали с нуля.

За 6 месяцев сделать то, что люди уже делают 5-6 год, было очень трудно. Но еще раз, боюсь сглазить, первые два экзамена показали, что все, не только глава региона, но и сотрудники министерства, другие жители республики, работники образования понимают важность ситуации, и они включились. И ситуация действительно кардинально меняется. Я еще уверяю, как только ЕГЭ в Дагестане пройдет положительно – без скандалов, без нарушений, то в СМИ, которые вроде бы и любят даже негатив, но, пусть с удивлением встретят эту информацию  и распространят ее везде. Это будет первый, очень большой шаг к изменению имиджа вообще самого региона в целом.

​В Дагестане подготовка к ЕГЭ велась с нуля

- Вы так же справедливо отметили, что кавказский регион – это самые большие выпуски, более того, это самое большое количество абитуриентов. Однако это всегда обсуждается критически и оценивается на уровне коррумпированности системы, на уровне затрат. С другой стороны, можем ли мы говорить о том, что кавказские республики в большей степени ценят наличие образования как такового?

- Культ был всегда, и сейчас он сохраняется. У нас, к сожалению, если брать статистику на тысячу населения, в советский период мы всегда отставали. Там был ряд причин, много народов выселяли и прочее, соответственно процент людей с высшим образованием был низок. Из-за этого и был культ человека с высшим образованием, культ интеллигента и все к этому стремились.

К сожалению, 90-е годы не только на юге России, но и по всей стране сыграли негативную роль: низкие зарплаты педагогов, заброшенная сфера образования. Это привело к расцвету коррупции в образовании. А культ высшего образования у населения все равно остался. 

Тот, кто не смог в свое время получить желанный диплом,  прекрасно зная уровень и способности своего ребенка, при отсутствии даже потенциала, при огромном оттоке качественных педагогов, который тоже катастрофически повлиял на систему образования, начал реализовывать свое «желаемое за действительное» в школах, в вузах. Начал всплывать момент коррупции. Потому что при расцвете нищеты стали все все продавать и покупать.

​На Кавказе всегда был культ человека с высшим образованием, культ интеллигента

И если бы культ не сохранялся, такого ажиотажа вокруг поступления в вузы, вокруг ЕГЭ, даже поступления в негосударственные вузы не было. Сейчас жители северокавказского региона, в частности выпускники, практически все ориентированы на получение высшего образования. Но какого оно качества? Это главный вопрос.

Качество выпускаемых специалистов не устраивает работодателей не только уже за пределами региона, но и в самих республиках. В одном Дагестане, боюсь ошибиться, более шести десятков различных филиалов негосударственных вузов располагаются в непонятных трехкомнатных квартирах. Все понимают, что там образования давать не могут. Специальности – юриспруденция и экономика, читаются заочные курсы. Фактически – это окошки, будки по выдаче дипломов. Армия этих неквалифицированных, но дипломированных выпускников остается без работы. Хорошего юриста, хорошего экономиста все там же в этих регионах ищут, квалифицированных среди них единицы, к сожалению.

Уже поставлена задача новым руководством региона, идут прокурорские проверки, и многие такие учебные заведения, которые не выполняют обыкновенных норм, будут закрыты, чтобы население не занималось вот этим самообманом. Такая же работа ведется и в Ингушетии, и в Ставропольском крае, потому что там тоже особенно много филиалов негосударственных учреждений. В Чеченской республике уже эту работу завершили, сделали ставку на развитие имеющихся государственных вузов.

При такой работе система начинает выправляться, отдельно школа не может справиться без высшего учебного заведения. Если пединститут выпускает очень плохих учителей, то они приходят в школу, воспитывают следующее поколение очень слабых выпускников. В свою очередь, эти выпускники поступают в ваш же региональный пединститут и готовят следующее слабое поколение. Это замкнутый круг, который приводит к общему падению уровня образования. Его надо прекращать.

- Есть несколько федеральных программ, принятых по системе улучшения образования. Можно ли ожидать в ближайшее время какую-то специализированную программу для кавказского региона?

- У нас есть государственный стандарт образования и ничего специализированного придумывать не надо. Просто надо настроить работу так, чтобы учитель преподавал только по своему предмету: учитель физики, например, преподавал физику, а не все подряд, выходил вовремя на работу, на все уроки. Преподавал именно по календарным планам, которые есть.

Мы работаем тоже в этом направлении. Если есть проблемы с педкадрами, с их квалификацией, мы готовы включиться и в обучение, и переподготовку на региональном и на федеральном уровне. Но, еще раз говорю, что это не исправится, если все будут знать, и учителя в том числе, что на государственной итоговой аттестации все это можно обойти. Из-за этого и рушится вся система и вся модель.

Зачем ребенку напрягаться, если он знает, что он там все купит. Зачем учителю выкладываться, если знает, что смогут сдать экзамен, что все продано. То есть постепенно детям преподают меньше материала, учителя меньше работают, выкладываются. В итоге мы получаем то, что получаем.

Мы впервые проводим самую открытую, наверное, так скажем, процедуру проведения ЕГЭ – массовую по всей стране. Мы впервые открыты, все видят, что происходит внутри: никаких страшилок, в обычных школах все дети на равных условиях сдают экзамены. Самое главное, это должны понимать, в первую очередь, взрослые.

​Впервые в стране проводится столь массовая и открытая процедура ЕГЭ

Было несколько обращений от родителей, протестующих против камер, но, в первую очередь, мы видим, как видеокамеры работают в качестве элементов контроля в этом году. Это повлияло на дисциплину организаторов ЕГЭ, это уже небо и земля.

Мы, взрослые, должны понимать, что если мы на этом первом шаге во взрослую жизнь учим самих же детей обманывать государство, то из этого молодого человека уже никогда не вырастет ни гражданин, ни патриот. Он будет обманывать его на всех этапах своей жизни. Поэтому для нас важно сейчас молодое поколение научить с первых дней, что они должны сделать все сами. Получить знания – это груз, самый главный в жизни для всех. И покупать его – это вообще самая большая глупость в жизни, которую может сделать ребенок или тот взрослый, который надоумил его это сделать. 

1 Распечатать

джайнат 31 мая 2014, 02:45

Что за ерунда. Всю жизнь на экзаменах пользовались шпаргалками, подсказками. Чем так следить за детьми не лучше было бы направить все эти усилия против коррупции в ВУЗах? Ведь в этом все дело? Поставьте камеры в ведущих вузах страны и следите как принимаются экзамены у абитуриентов. Дешевле обойдется и стресса у детей будет меньше. Дело не в шпаргалках, а во взятках в ВУЗах. Нужно вернуть старую систему экзаменом.

0

Оставить комментарий:

Наверх