06 июля
20 апреля 2015 4975 0

Эдуард Миронов: Суд вбил гвоздь в гроб правосудия


В редакцию КАВПОЛИТа поступило обращение от подсудимого по «процессу 58-ми» 
Фото: rbk.ru
Фото: rbk.ru

usahlkaro Залина Арсланова Автор статьи

Эдуард Миронов осужден Верховным судом Кабардино-Балкарии к пожизненному заключению за нападение на Нальчик в октябре 2005 года. Как и большинство проходящих по «делу 58-ми», он подал апелляцию. Приговор в силу не вступил.

В своем обращении Эдуард пишет о поправках в федеральное законодательство, которые разрабатывались специально под «Процесс 58», о том, что на тот момент у джамаата КБР не было никаких намерений создавать бандформирования (это подтверждали и аналитики «Центра "Т"»). Говорит о нарушениях, допущенных при расследовании дела, которые остались то ли незамеченными судом, то ли были проигнорированы. 

Напомним, в декабре прошлого года, в преддверии новогодних каникул, судьи зачитали подсудимым приговоры. К разочарованию моих коллег-журналистов, освещавших процесс с первого дня и ожидавших оправдательных приговоров, суд был более чем суров

Из 57 человек, оказавшихся на скамье подсудимых (один умер во время 10-летнего следствия и суда), троим были назначено наказание меньшее, чем сроки предварительного заключения, которые они отбыли.

Казбек Будтуев приговорен к 4 годам 10 месяцам, Залим Улимбашев – 5 годам 2 месяцам, Анзор Ашев – 8 годам 6 месяцам.

41 человек получили сроки от 10 до 19 лет, а восемь подсудимых – свыше 20 лет. Пятеро: Мурат Бапинаев, Аслан Кучменов, Анзор Машуков, Эдуард Миронов, Расул Кудаев – пожизненное заключение.  

Объем уголовного дела составил 1896 томов. Суд допросил почти 2500 свидетелей. В качестве потерпевших и представителей потерпевших допрошены 437 человек. Следственные органы провели 1668 различных судебных экспертиз.

Обращение Эдуарда Миронова

(Стиль и пунктуация письма сохранены – прим. ред.).

С первых строк хотел бы объяснить причину написания этого обращения. На протяжении того времени, как нам запросили срока, было много причин, по которым стоило написать о том, что происходило в около судебных кругах.

И этот круг как всегда бывает, когда ни суду, ни обвинению нечего писать, расширился до наших депутатов, которые в лучших традициях лет минувших опять-таки вступились за бедную, судебную систему и обратились в Госдуму с предложением изменить законодательство опять же под наш суд. И никто не удивился, когда эти изменения были внесены.

Можно было, конечно опять писать, шуметь, но то ли мы устали за 9 лет, то ли обществу надоело переливать из пустого в порожнее. Но писать мне лично не хотелось, чтобы не создавалось впечатление, что мы пытаемся опять кого-то разжалобить или каким-то образом надавить на суд.

А писать было о чем!

Фото: kasog.livejournal.com

Почему же данные поправки были внесены? А лишь с одной целью, чтобы не зачитывать приговор, в котором нет доказательств как таковых, и что дело на 90% мыльный пузырь, начиная якобы с организации бандформирований, связей с Басаевыми и многими другими, имена которых мы первый раз в обвинительном прочитали.

Так же бы пришлось проигнорировать показания руководителей центра «Т», начальника аналитического отдела Центра «Т», о том, что Джамаат КБР, в том числе Мукожев М.Х., Астемиров А.Э. не имели на тот период времени ни намерений, ни желаний, ни общаться с кем-либо, ни создавать бандформирования.

А это были не выбитые показания, а показания человека, занимающего должность начальника аналитического отдела, которые он давал добровольно.

Хотелось бы добавить для полной ясности кратко, что есть огромная разница между тем, чтобы зачитать приговор, который состоит на 90% из противоречий, выбитых показаний и фальсификаций. И при каждом таком противоречии последуют недовольства присутствующей на процессе публики и удивленные лица журналистов.

Лучше бросить этот приговор в кормушку нам, на, мол, разбирайтесь. И все тихо-мирно разойдутся. Но мы постараемся не только разобраться, но и представить всё на суд общественности.

Если у кого-то возникли мысли, что мы опустили руки, и тем более голову, уверяем вас, что мы сильны духом и готовы продолжить то, что не удалось доказать в суде первой инстанции. Не у многих из нас были иллюзии об исходе дела.

«Если у кого-то возникли мысли, что мы опустили руки и тем более – голову, уверяем вас, что мы сильны духом»

Суд ссылался на рассмотрение дела в разумные сроки. А помнил ли уважаемый суд свои же слова, признавая виновными в совершении тяжких преступлений, людей непричастных к совершению таковых, при наличии у них явки с повинной и получивших большие срока. В отличие от тех, кто принял участие в подготовке нападения, непосредственно участвовали в нападении, производили выстрелы и брали в заложники гражданских лиц.

И в данном случае промолчать, значит показать себя сломленным. А я знаю, как это развязывает некоторым любителям побеспредельничать руки, всячески создадут условия, что рано или поздно добьют либо отдадут на съедение волкам.

А мы как нормальные люди, не сможем просто забыть, что происходило в процессе.

Когда суд шел, несмотря на то, что на бетонном полу валялся парень с парализованными ногами и невыносимой болью, назовите хотя бы одну страну, где возможно такое проявление жестокости к человеку.

Пытки, избиения на следствии это дело уже обычное, и это происходит в стороне от стороннего взгляда, там свои законы действуют неписанные, либо терпи, либо загрузись, третьего у нас не было, да и первого тоже, так как могли оказаться выброшенными с окна.

А как же суд, где каждый день собиралось не менее 100 человек, пресса, адвокаты, прокуроры, приставы, конвой, публика, где перед родными бросают на пол инвалида и суд идет своим чередом, и после возмущений, которые стоили кому-то удалением, кому-то замечанием (а потом по двум/трем лишним годам в приговоре).

Нас назвали агрессивными, плохо ведущими себя в процессе. При полной тишине в зале, родственники тихо плакали в платок, а что им еще оставалось делать.

Насколько я могу судить с неволи, наш процесс это своего рода модель государства, в котором мы живем, у всех есть уважительные причины, чтобы молчать. 

«Наш процесс – это своего рода модель государства, в котором мы живем»

Но это до тех пор, пока это же не коснется их самих, а все идет по кругу, и когда-нибудь на них самих или на их близких родственниках этот круг замкнется. Правило бумеранга, все, что ты сделал по отношению к кому-то, обязательно вернется к тебе.

Трудно описать то чувство, похожее, может, на обиду или бессилие и злость, или и то и другое, когда одному, который является откровенным маньяком, другой трусом, приспособленцем, им дают срок в разы меньше, при наличии неопровержимых доказательств их причастности к нападению и убийству людей, в отличие от лиц, невиновность которых очевидна.

Оспаривание справедливости вынесенного решения суда, вынуждает меня коснуться здесь их личностей.

Получается, что трусость и подлость в почете теперь официально. Стало ясно, что можно иметь одинаковое по сути обвинение, а в чем-то даже лучшее положение по делу и тем не менее получить ПЖ, только потому что, ты не сыпал оды в сторону суда, настолько мерзкие, что даже у суда вызывало противоречивые чувства (может, мне показалось).

Данный суд вбил еще один гвоздь в гроб, так называемого правосудия, второй, возможно, забьет суд апелляционной инстанции.

А, когда правосудие наконец будет похоронено, и всем будет не до него, вот тогда и вкусим все прелести беспредела, и я уверен, что так и будет, и дело здесь даже не в моем убеждении. Дело в истории, в которой всегда так было.

Что касается самой апелляции, мы приложим все усилия, чтобы как минимум показать несостоятельность и несправедливость приговора, а снижения или изменения срока, чтобы мы ни доказали, какие бы факты ни привели в наших судах, от нас и от этих фактов ничего не зависит, и это даже расписывать не имеет смысла.

Нам было бы гораздо легче это сделать, если бы общество в лице журналистов и правозащитников не просто присутствовали на суде, а занимали принципиально объективную позицию.

«Нам было бы гораздо легче, если бы журналисты и правозащитники занимали принципиально объективную позицию»

Наш суд не исключение, и мы не одни сейчас сидим осужденные таким образом, особенно по делам подобного нашему.

Можно объявить наших родственников и детей врагами народа, через это проходили уже в истории нашей страны, и помним к чему это привело, лишь оттянем время, а итог тот же.

Я сомневаюсь, что этого кто то не понимает, более того, это понимают и те кто придерживается этих убеждений, просто всем это не надо, как всегда каждый думает о себе, как-нибудь протянем. Думая об этом, вспоминаю день, когда узнал о гибели Куашева Тимура (Да помилует его Аллах), говорил себе, за что его могли убить, и вообще могли ли его убить?

Тимур Куашев. Фото: kavkaz-uzel.ru

Сейчас понимаю, что именно таких людей нам не хватало на процессе! Вот, видимо, в этом и ответ, хотя я не был сторонником версий заговоров. Так стараться как он, отдавать все силы, время другим, а в конечном счете и жизнь, невозможно растрачивать это преследуя корыстные цели, даже для самого близкого человека, так может жертвовать собой человек только ради высшей цели.

Так и он насколько я знаю много, где успевал, во всем хотел разобраться, но видимо кто-то посчитал, что такие люди здесь лишние, они мешают жить, они вообще мешают, а жизнь человека сейчас ровным счетом ничего не значит, ценой может быть даже какой-то каприз или обида человека, у которого чуть больше власти в руках, а «война всё спишет».

Пока писал это обращение, принесли приговор, как и ожидалось, что смогли,  то написали, принесли его в праздники, дни которого войдут в пресловутые 10 суток. Только бегло прошелся по нему, и любые сомнения отпали, по какой причине его не зачитывали полностью.

Это даже не приговор, а копия обвинительного заключения, иногда даже с некоторыми добавками суда. Не покидает ощущение, что нас судили не по материалам дела, а по каким-то одному суду известным оперативным справкам, а точнее сказать фантазиям тех же служб, которые эти справки видимо давали. 
«Не покидает ощущение, что нас судили не по материалам дела, а по каким-то одному суду известным оперативным справкам»

Могли бы уже и зачитать, а «война все спишет», всем было бы интересно, особенно в глаза этому суду посмотреть в его «честные объективные глаза».

Резюмируя написанное, хотел бы сказать, что было неправдой утверждать, что мы не заинтересованы, чтобы СМИ, правозащитники, общество в целом освещало и обращало внимание на этот суд, на предстоящую апелляцию.

Мы в этом заинтересованы, и гласность в том числе связывает руки беспределу, именно поэтому мы надеемся на поддержку, а свободу Дает только Всевышний! Но обществу хотел бы сказать, что сегодня так судили нас, и некоторые наверное подумали: да, несправедливо, но они исламисты террористы и еще много чего, поделом им.

А дело в том, что завтра на нашем месте могут оказаться те, чей дом не там был построен, чей бизнес не там организован, и название найдут, и не исключено, что это не будут террористы, сепаратисты, прочие  -исты.

«Завтра на нашем месте могут оказаться те, чей дом не там был построен, чей бизнес не там организован»

Все заинтересованы в том, что бы суд проходил в рамках закона. В заключение скажу, что не буду кого-то выделять отдельно, кого-то с оружием  поймали, кого-то нет.

Даст Аллах части того, в отношении кого этот приговор был справедлив, коснемся еще. Начиная с моральных принципов, и заканчивая УК, УПК РФ. И какой бы жесткий приговор не был, мою душу  лично греет и всем внушает надежду в то, что такая ложь исчезнет рано или поздно, так всегда было в истории!

Всем нашим злопыхателям скажу, что не удивили нас, ничего другого и не ожидали. Могу вам всем пожелать всего того, что мы и наши родные испытали и даже больше.

В отличие от вас, чтобы свою правду доказать, нам не пришлось лгать, и это вселяет большие надежды, а вот на что вы надеетесь, вы и сами не знаете, видимо на то, что на вашем веку вас пронесет. У каждой лжи есть предел, а правда, она бесконечна и во все времена одинакова!

Тем, кто переживал за нас, пусть Всевышний одарит вас лучшим, исправит ваши дела и приведет к лучшему во всем! 2 Распечатать

Наверх