13 августа
19 апреля 2015 4428 4

Единая оппозиция – не для кавказцев

Чем политический альянс Касьянова и Навального удивит СКФО?
Фото: hbr-russia.ru
Фото: hbr-russia.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Демократическая оппозиция России решила объединиться вокруг «Партии народной свободы» Михаила Касьянова. Она же и выдвинет партсписки кандидатов уже на ближайших выборах, в сентябре 2015 года. Правда, опрошенные КАВПОЛИТом эксперты-политологи сошлись во мнении, что новая коалиция на Северном Кавказе успеха не получит. Менталитет здесь не тот… 


Единым списком против «Единой России»

Вчера в политической жизни России произошло одно из самых неожиданных событий – представители «несистемной» оппозиции объявили о создании предвыборной коалиции.

Ее основой станут «Партия прогресса» Алексея Навального и «Партия народной свободы» Михаила Касьянова. Они подписали меморандум о том, что выдвинут единый список кандидатов (от имени ПАРНАС) уже на ближайших региональных и муниципальных выборах, которые пройдут в сентябре 2015 года. А затем и на федеральных выборах – в Госдуму в декабре 2016 года.

Конкретный список регионов оппозиционеры огласят позже. Причем, как говорится в меморандуме, списки будут «народными»: «чтобы в них попали наиболее авторитетные и популярные местные политики / активисты, способные получить поддержку избирателей».

На «круглом столе», прошедшем в отеле «Молодежный» поддержали вхождение в коалицию член политсовета незарегистрированной «Партии 5 декабря» Андрей Быстров и лидер зарегистрированной партии «Гражданская инициатива» Андрей Нечаев.

Позднее, уже в своем твиттере, такую же поддержку выразил председатель партии «Демократический выбор», бывший замминистра энергетики Владимир Милов. Готов участвовать в формировании единого партсписка на выборах и Михаил Ходорковский, возглавляющий движение «Открытая Россия». 

Показательно, что объединительный форум оппозиции состоялся спустя всего два дня после «Прямой линии». В эфире программы бывший сопредседатель «Союза правых сил» Ирина Хакамада спросила главу государства: готов ли он, чтобы несистемная оппозиция участвовала в политической жизни страны.

«Оппозиция имеет право и возможность участвовать официально и легально в политической жизни. Если они пройдут в парламент на предстоящих выборах, значит, получат поддержку народа, тогда их деятельность приобретет определённый официальный статус, и они, конечно, тогда будут нести ответственность в известной степени за то, что они предлагают», – ответил Путин.

«Душком будет нести от нас»

Что ж, осталось подождать совсем немного, чтобы убедиться, дадут ли реальную возможность объединенной оппозиции участвовать в Едином дне голосования.

Михаил Касьянов заявил, что ждет присоединения к коалиции других либерально-демократических сил.

Потенциально одной из таких сил могла бы оказаться и «Гражданская платформа». Однако в пятницу, накануне форума объединенной оппозиции, в этой партии произошла смена руководящего состава.

Теперь там рулят сторонники Рифата Шайхутдинова – того самого, который вывел колонну «Гражданской платформы» на московский «Антимайдан». Здесь обличали члена партии Андрея Макаревича, но за него никто не вступился. После этого создатель партии Михаил Прохоров вышел из партии и предложил свое детище ликвидировать. Однако Шайхутдинов решил все же маршировать в ногу с властью.

Иные оппозиционеры уже заявили, что принципиально не готовы к объединению. Скажем, председатель «Яблока» Сергей Митрохин.

«Есть националисты, которые говорят, что они демократы. При этом они ходят на «Русские марши», которые поддерживают некоторые представители «Партии прогресса». Как с ними быть? Поверить им на слово? Мы же знаем, что они демократы с каким-то душком. Если мы с ними объединимся, этот душок будет потом идти от нас», – заявил Митрохин, намекая, само собой, на Навального.

Какие же перспективы есть у объединенной оппозиции в регионах Северного Кавказа?

Партсписки в сентябре 2015 года выдвигать будут от имени «Партии народной свободы». Но, учитывая, что во многих регионах ее отделений нет, такие перспективы кажутся призрачными. Нет партийных ячеек в Карачаево-Черкесии, Дагестане и Чечне.

Напротив, наиболее действенное региональное отделение ПАРНАС – на Ставрополье. Возглавляет его бывший депутат Алексей Курсиш. В начале нынешнего года он вошел в состав Общественно-консультативного совета при Общественной палате края (кстати, вместе с председателем регионального отделения «Партии прогресса», также бывшим депутатом Павлом Лебедевым).

Ингушское отделение «Партии народной свободы» возглавляет известный политик и правозащитник, создатель организации «Справедливая Ингушетия» Магомед Хазбиев, североосетинское – юрист и правозащитник Алан Алдатов, а в Кабардино-Балкарии – предприниматель-ресторатор Леонид Жанказиев.

Смогут ли эти люди гарантировать успех объединенной оппозиции на Северном Кавказе? С этим вопросом КАВПОЛИТ обратился к известным политологам.

Валентин Бианки, старший научный сотрудник Научного центра политического консультирования СПбГУ:

– Вопрос не столько в идеологии (может ли она привлечь избирателей), сколько в принципиальной антисистемности. Думаю, что в большинстве регионов даже речи об 1% не будет. Гипотетически мог бы быть результат на уровне 5-10% на Ставрополье и в Северной Осетии (здесь ситуация менее управляема в сравнении с остальными регионами округа), но только при наличии местной новой яркой и сильной фигуры. А пока таких мне не видится. Только в этих двух регионах есть какая-то вероятность не нулевого результата, а в других – нет.

Михаил Виноградов, директор фонда «Петербургская политика»:

– Мне кажется, Северный Кавказ не будет приоритетным для объединенной оппозиции. Несмотря на очевидную непростоту внутренних и внутриклановых процессов, у оппозиции нет опыта погружения в проблематику кавказских республик.

Плюс там затрудняются оценить, чем объясняются сверхвысокие результаты власти на выборах – масштабными фальсификациями или специфической электоральной культурой. Но в целом стараются не погружаться в местную повестку дня, а приоритетом остается федеральная.

Потенциально интересным для оппозиции мог бы стать Ставропольский край: это территория с высоким социальным недовольством, ощущением «брошенности» и повышенной чувствительностью к «кавказскому фактору». Но я не вижу признаков того, что Ставрополье пока выделяется оппозицией в качестве приоритетного региона. Это может произойти лишь при наличии активных и влиятельных местных интересантов

Алексей Макаркин, вице-президент Центра политических технологий:

– Думаю, что на Северном Кавказе перспективы оппозиции не очень радужные, с учетом административного ресурса и клановой системы, в которую внесистемная оппозиция совсем не вписывается. Но не только. Вообще, Юг всегда более консервативен, ориентирован на традиционные, а не модернистские ценности, что отмечалось и при голосованиях четверть века назад.

А если говорить в принципе об альтернативах в регионе, то более привлекательными могут быть исламистская и русская национальная, которые сталкиваются друг с другом и неприемлемы для власти – и федеральной, и региональной. Но они не имеют представительства в легальном партийном пространстве: исламисты под запретом, ярко выраженные русские националистические партии не зарегистрированы, не уверен, что большую активность будет проявлять «Родина».

Так что это проблема серьезная, но не для выборов. Главные же шансы «Объединенной оппозиции» – в мегаполисах и на Северо-западе страны, возможно, в некоторых сибирских городах.

Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы»:

– На Северном Кавказа все решает авторитет человека. Потому, например, в южном Дагестане когда-то весьма успешно выстрелило «Яблоко», которое на тот момент оказалось единственной доступной для Имама Яралиева франшизой. Можно вспомнить и успехи «Патриотов России» в Северной Осетии.

Пойдут ли уважаемые люди, не вписавшиеся в сложившиеся элитные расклады в северокавказских республиках, в оппозиционную партию? При том, что членство в ней воспринимается чуть ли не как принадлежность к «пятой колонне»? В нынешних условиях вряд ли.

Где эти контрэлиты, которые могут быть заинтересованы в этой партийной франшизе? Вопрос риторический. Хотя если партия потрудится сформулировать привлекательную программу для Северного Кавказа, может, и привлечет к себе какой-то интерес.

Ставрополье тут стоит особняком – тут воззрения Навального могли бы быть популярными. Но, взгляды Навального и программа ПАРНАСа – это разные вещи. Как только его личные взгляды станут навязываться как основа партийной платформы для выборов в каком-либо регионе, неизбежен внутрипартийный конфликт. В некоторых вопросах у «парнасовцев» и Навального явное расхождение. И это именно те вопросы, которые могли бы найти отклик на Ставрополье. Пока же оппозиционеры ищут объединяющее, а не разъединяющее. 

Олег Матвейчев, профессор Высшей школы экономики (школа философии):

– Я вообще не понимаю, о чем вы говорите! Кто знает в России эти партии и этих людей?! Кому это нужно?! Кого это волнует?! Объединятся они, разъединятся, поженятся или умрут, этого вообще никто не заметит, как случайно раздавленного таракана под ногами. Нет никакого у них электората и не будет в ближайшие десять лет.

Андрей Епифанцев, глава российского аналитического бюро «Alte et Certe»:

– Я не вижу больших перспектив у нового объединения. Северный Кавказ изначально был сложным регионом для либеральной части нашего политического спектра. Здесь большее значение играет управляемая политическая борьба и решение вопросов путем достижения внутренних межгрупповых договоренностей, что никогда не было коньком либералов.

Их нынешняя поддержка в регионе тоже не очень отличается от нуля, а значит достичь просто арифметического эффекта слияние не сможет. Сильного федерального лидера у них сейчас нет, а играть в политику без участия в выборах серьезные региональные фигуры не будут. Какая-то привлекательная программа, которая бы выглядела явной альтернативой нынешнему курсу, тоже пока отсутствует.

Скорее всего, шансы у нового объединения есть в крупных столичных городах, но не на архаичном и во многом закрытом Кавказе, где доминируют иные принципы, чем либеральные.

«Яблоко» может представлять для нового объединения даже опасность, так как имеет определенные, пусть и не очень сильные позиции на Кавказе, и с учетом узкости слоя потенциальных сторонников либеральных взглядов, просто займет потенциальную электоральную базу нового объединения.

Более того, в условиях управляемости кавказской политической системы такие фигуры как Навальный или Касьянов могут быть неприемлемы для региональных властей, потому что их пропуск в политическую структуру общества скомпрометирует их перед Москвой, опасность чего может послужить достаточным обоснованием для «перекрытия им кислорода», в то время как «Яблоко» нерукопожатной структурой не является и будет допущено к выборам и к политической жизни в целом.

Руслан Гереев, директор Центра исламских исследований Северного Кавказа:

– Я сторонник нормальной оппозиции, она нужна нам как воздух, но ее все нет и нет! Обсуждается, что вокруг коалиции «Партии прогресса» и ПАРНАСа могли бы собраться все «инакомыслящие» региональные движения и их лидеры. Но даже при объединении шансы занять хотя бы какие-то места на региональных и муниципальных (местных) выборах очень малы.

Такая картина в первую очередь и складывается потому, что избиратель на Северном Кавказе не видит ни объединенной оппозиции, ни результатов ее работы. То ли в силу особой религиозности региона, то ли ментальности, современная северокавказская оппозиция оказалась не способной стать гарантом эффективных перемен. Из года в год она повторяет одни и те же ошибки, которые в конечном итоге и приводят ее к краху на выборах.

Кроме того, вопрос единого лидера, который смог бы возглавить оппозицию, также остается открытым, хотя претендентов достаточно, в том числе и компетентных в политических вопросах.

Как фактор противодействия системности оппозиции сказывается и административный ресурс региона.

-1 Распечатать

Арслан Кадимагомедов 19 апреля 2015, 23:09

Канальный за МКАДом никто. Этой коалиции не дадут ни единого шанса.
Парнас, после гибели Немцова - политически бессилен.

-1
Омаргаджи Хайбулаев 20 апреля 2015, 20:46

При настоящих выборах а не при том фарсе которая в России привыкли громко именовать выборами на Северном Кавказе и в частности в Дагестане партия "ЯБЛОКО" может занять первое место безо всяких скидок. Могу объяснить если кому-то непонятно
Навальный и прочие никогда не станут в глазах кавказцев достойными людьми для рукопожатия и это надолго
Партия "ЯБЛОКО" не меняет свои ценности ни на результат на выборах ни на высокие посты в государстве и даже этого хватило бы честным людям выбирать головой а не еще чем-то.
Касьянов как премьер на голову был выше Медведева да и выше был и Путина-премьера этим кажется и заслужил той немилости от бывшего зав клуба в ГДР.

2
Заурбек Шахмурзаев 21 апреля 2015, 10:54

Списанная с политической арены элита, которую сегодня представляет Касьянов, забрызгала себя кровью на Северном Кавказе. Если кто-то наивно полагает, что здесь короткая память, то разочарую вас. В любом селе расскажут, кто и с какого рода сто лет назад опозорил себя и фамилию, кого и куда выгнали и прочее. Поэтому эхо чеченских событий и последствий, затронувших весь СКФО ещё долго будут аукаться Касьянову и компании.

-1
Oleg Hnovckiy 23 апреля 2015, 12:39

Нормальная, адекватная и цивилизованная оппозиция России нужна как глоток свежего воздух.., власть должна быть прозрачной и сменяемой... Несменяемость власти и отмена прямых выборов как раз порождают вседозволенность властьимущих, зашкаливающую коррупцию, некомпетентность и непрофессионализм чиновников, которых подбирают и назначают не из-за их профессионализма, порядочности, честности.., а из их личной преданности вышестоящим чиновникам...

1

Оставить комментарий:

Наверх