15 октября
08 ноября 2014 2720 0

«Двойная бухгалтерия» Ставропольского края

Счетная палата РФ обнаружила, что на Ставрополье параллельно существовали два бюджета
Фото: ccel.ru
Фото: ccel.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Правительство края тратит слишком мало усилий на поддержку инновационной и инвестиционной деятельности. К такому выводу пришла Счетная палата РФ. А без развития экономики очень вяло наполняется бюджет – «кубышка», из которой власти затем достают деньги на первоочередные и социальные расходы. Ведь чиновники знают: если деньги кончились, их можно просто занять в банке. Отдавать все равно придется потом — и, возможно, уже другим людям. Так как заставить чиновников работать успешнее, думать о стабильном развитии, а не о «проедании»?

Повод задуматься для думцев

Через две недели депутатам Ставропольской краевой думы предстоит принять бюджет на ближайшие три года. Законопроект был внесен губернатором Владимиром Владимировым еще 15 октября, а к тому времени правительство приняло два сопутствующих документа – бюджет территориального Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) и краевую адресную инвестиционную программу (КАИП). До конца ноября законопроект о бюджете-2015 должны рассмотреть в каждом из думских комитетов и на заседаниях фракций, после чего – уже с поправками – его вынесут на голосование.

DIGITAL CLOUD предлагает установку, настройку и обновление 1С 8.3 типовой конфигурации, а также большое количество услуг по автоматизации принятия управленческих решений, по совершенствованию бухгалтерского и налогового учета.

Так уж совпало, что в преддверии думской дискуссии Счетная палата России опубликовала результаты проверки, насколько эффективно проводится в Ставропольском крае долговая политика. И хоть аудитор Татьяна Мануйлова изучала финансовые показатели бюджета лишь за предыдущие пять лет (с 2009 по 2013 годы включительно), сделанные ею выводы наверняка окажутся полезными для понимания глубины нынешнего кризиса.

Главное замечание – что сами подходы к долговой политике изложены в виде краткого раздела в постановлении правительства края «Основные направления бюджетной и налоговой политики». Между тем, справедливо замечает Татьяна Мануйлова, правительство России обязывает региональные власти принимать такой документ как самостоятельный и стратегический. Ведь проблема с бюджетными долгами каждый год становится все острее.

Неэффективно исполнялась половина целевых программ, принятых на Ставрополье (ведомственных и краевых), в первую очередь – из-за отсутствия внебюджетных средств. Да и откуда им взяться, если все последние годы экономика «остывала». Достаточно сказать, что за прошлый год поступление в бюджет края налога на прибыль (а это главный индикатор экономической активности) от консолидированных групп налогоплательщиков сократилось на 15% – то есть на 600 млн рублей.

Как потратить 3 миллиарда за 3 дня?

Фактически в регионе существовало как бы два бюджета – ведомственная программа Минфина «Управление финансами» и закон края «О бюджете». Но если менялся один документ, то во второй соответствующие изменения почему-то не вносились. Более того, даже целевые показатели и индикаторы в обоих документах были разными (например, те, что касаются госдолга). В частности, целевая программа предусматривала, что предельный размер госдолга Ставрополья не может превышать 40% от объема собственных доходов, а на деле он перевалил за 47%.

Каждый год краевые власти умудряются не потратить целевые субсидии, которые выделяют федеральные ведомства, от Минэкономразвития до Росавиации. Правда, повиниться тут следует не только краевым чиновникам, но и федеральным. Скажем, еще в 2011 году Минрегион выделил 2,8 млрд рублей на формирование Инвестиционного фонда Ставропольского края. Платежные поручения, словно в издевку, были оформлены 20 и 29 декабря: естественно, деньги потратить не успели.

На Ставрополье параллельно существовали два бюджета — программа Минфина «Управление финансами» и краевой закон

Множество индикаторов, которые приводит в своем отчете Татьяна Мануйлова, говорят о качестве управления региональными финансами. Если в кризисном 2010 году бюджет Ставрополья был исполнен с профицитом (доходы превысили расходы) в 1,5 млрд рублей, то в прошлом году дефицит составил 8 миллиардов. Отношение предельного объема госдолга к размеру собственных доходов Ставрополья (без перечислений из Москвы) также неуклонно росло – с 17% до 47%.

К чему это приводит? В 2010 году общий объем собственных доходов Ставрополья (налоговых и неналоговых) покрывал первоочередные и социальные расходы на 73%, в прошлом – лишь на 67%. Естественно, говорить в таких условиях о серьезных капиталовложениях даже не стоит. Это не «бюджет развития», а «бюджет проедания»...

Ставрополье: в долгах, как в шелках

Татьяна Мануйлова отмечает, что правительство Ставрополья крайне слабо заинтересовано в стимулировании инновационной деятельности. Хотя это азы экономики: инновации дают стимул к развитию экономики, а значит, и к наполнению доходной части. Но при этом на развитие инновационной деятельности в 2011 году было запланировано лишь 13% от объема реализуемых на Ставрополье целевых программ, в 2012 году – 16%, а вот в прошлом – лишь 3%...

Даже госрасходы, запланированные на развитие экономики, правительство Ставрополья не могло осуществить с умом. Пример – программа госгарантий, которая появилась в крае в 2010 году. Суть ее в следующем: гарантию получает юрлицо, реализующее некий инвестиционный проект на заемные средства, причем ответственность за невозврат этого кредита инвестор (принципал) несет наравне с правительством (гарантом).

В 2011 году Минрегион выделил Ставрополью 2,8 млрд руб. на Инвестфонд — но платежки были оформлены 20 и 29 декабря

Всего с 2010 по 2013 годы закон о бюджете запланировал на эту программу 6,6 млрд рублей, реально же было выделено лишь чуть менее 1,1 миллиарда. Среди получателей оказались пять предприятий – фармацевтический концерн «Эском» (Ставрополь), «Гидрометаллургический завод» (Лермонтов), металлургический завод «СтавСталь» (Невинномысск) и два ГУП, «Крайтеплоэнерго» и «Крайводоканал».

В итоге удача улыбнулась только «СтавСтали» и «Гидрометаллургическому заводу». Такое небольшое количество успешных проектов объяснялось, в частности, слишком жесткими условиями отбора: заемщику нужно было обеспечить своим имуществом 150% суммы госгарантии под залог.

Теперь же этот порог убран. Кроме того, правительство Ставрополья решило ввести механизм проектного финансирования. «В связи с турбулентным развитием экономики у банков сейчас установка: либо повышать ставки по кредитам, либо вообще их не давать. Поэтому мы поменяли законодательство, чтобы упростить порядок получения гарантий. Таким образом мы будем помогать в том числе предприятиям с коротким циклом», – говорит вице-премьер правительства Ставрополья Андрей Мурга.

Бюджет проедания

Государственный долг рос значительно быстрее экономики – и, соответственно, налоговых доходов. Проще говоря, правительство проедало накопленные запасы, все глубже влезая в долги, порой совершенно ненужные. Разумеется, росли и расходы на содержание госдолга – вместе с процентными ставками банков, в которых правительство брало кредиты для погашения долга (а затем еще и перекредитовывалось). За прошлые пять лет этих банков набралось целых семь: Сбербанк, «Росбанк», «Райффайзенбанк», «Возрождение» «СМП банк», «ВТБ банк» и «Балтийский банк».

Сейчас, впрочем, правительство пытается замещать банковские кредиты бюджетными (по ним годовая ставка примерно вдвое ниже). Например, в 2012 году федеральный бюджет ссудил Ставрополью 346 млн рублей на строительство детсадов под 4% годовых (в то же время частные банки занимали деньги чиновникам под 8,8-9%). А в прошлом году опять-таки на развитие сети детсадов был выделен бюджетный кредит в размере 212 миллионов, но уже под 2,75% годовых (в банках – 8%).

Еще в 2011 году правительство Ставрополья пыталось сделать облигационный заем на 5 млрд рублей. Все документы уже были зарегистрированы в Минфине России, проведен конкурс для отбора агента (банка, размещающего заем), но в последний момент власти края отказались от этой идеи. Чиновники объяснили свое решение изменением конъюнктуры на финансовом рынке, из-за которого купонный доход (фактически, заемную ставку) пришлось бы повысить с 7,5% до 11%. В общем, выпустить облигации Ставрополью удалось лишь в 2012 году.

Краевое правительство пытается замещать банковские кредиты бюджетными, по ним годовая ставка примерно вдвое ниже

«Ситуация с краевым бюджетом тяжелая, необходимо искать источники восполнения дефицита. К облигационным займам прибегают все больше регионов, ведь они позволяют заменить банковские кредиты: у них больший срок и более низкие ставки», – разъясняет важность этого шага президент Торгово-промышленной палаты края Борис Оболенец. Но если поначалу интерес к облигациям Ставрополья, размещенным на ММВД, был очень высок, спал он очень быстро: это связано в том числе и с резким сокращением свободной ликвидности на национальном рынке капитала.

Завершается акт Счетной палаты пространным перечнем рекомендаций. Повторять их смысла нет: они уже многократно озвучены и депутатами, и независимыми экономистами. Самое простое – разработать действенный механизм мониторинга инвестпроектов, на которые выделяется господдержка (а следовательно, и мониторинг эффективности государственных инвестиций). И это – повод снова задуматься для думцев, которые сейчас ударно трудятся над принятием бюджета-2015.

0 Распечатать

Наверх