21 февраля 2014 2382 7

Дождь: Козаки, Казаки, Сочи и Pussy Riot

Кто бил Pussy Riot в Сочи, как накажут этого человека, что это за сила – казаки. И чем козаки отличаются от казаков

Шевченко: Международный олимпийский комитет всегда поддерживает власти, которые проводят Олимпиаду. Вспомним, московскую Олимпиаду, как Международный олимпийский комитет и Хуан Антонио Самаранч приветствовал Олимпиаду в Москве, которую бойкотировали тогда США, Великобритания и разные другие западные страны.

Поэтому мнение МОК мне, честно говоря, кажется странным. У меня вопрос к руководству МОК: «Скажите, на улицах Ниццы, Биаррице, Коста-дель-Соль, других европейских курортов какие-то инициативные группы, одетые в одежду местных традиционныхсообществ, викингов или корсиканцев или итальянцев, могут избивать приезжих туристок, которые на набережной с гитарой, одетые в яркие пестрые платьица, хотят что-то такое прокричать или хором спеть? Это запрещено в Европе?».

Пусть руководство МОК ответит на этот вопрос. И что такого сделали эти PussyRiot, которых я решительно осуждаю за акцию в православном храме, в курортном городе Сочи из того, чтобы в Сочи не делали каждый день на протяжении многих лет тысячи, десятки тысяч, сотни людей?

По большому счету, просто молодые девушки, студентки вот так проводят каникулы, веселые каникулы. Позиция МОК в данном случае мне кажется неприемлемой. Может, они просто не разобрались в том, что происходит. 

Макеева: Вы правильно совершенно упомянули, что у МОК есть позиция в отношении того, как должны действовать представители властей. Но ведь казаки не представляют власть. Кто такие казаки как раз, как вы считаете?

Шевченко: Казаки на Кубани – это представители никакой не власти. Так называемые казачьи дружины были созданы губернатором Ткачевым примерно год назад с огромным скандалом публичным после его выступления на коллегии МВД Краснодарского края, где он сказал, что казаки должны сдерживать экспансию народов, сдерживать казаки должны что-то еще, в общем, оскорбил Ставропольский край.

И тогда было очень бурное обсуждение всего этого, даже президенту Путину были попытки задать вопросы по поводу создания на Кубани так называемых странных формирований, которые подчиняются лично губернатору, финансируются лично их фонда губернатора, подчеркну. Ткачев много раз заявлял, что финансируется из каких-то его ресурсов региональных.

Статус этих казачьих формирований ставился под сомнение, в том числе руководством МВД России, и региональным руководством. Фактически речь идет о ЧОП, частных охранных предприятиях, которые подчиняются лично губернатору. По идее должны были символизировать возрождение казачества, хотя на самом деле, конечно же, они символизируют совсем иное.

Потому что казачество по всей стране – это одна из форм местного самоуправления, когда люди распоряжаются землей, когда люди в своих станицах могут сами выбирать управляющие структуры, не знаю, советы, что там у них положено, сходы, круги.

У меня вопрос: на Кубани кому принадлежит земля, она что принадлежит станичникам? … атаманов, которые на самом деле являются казаками, допустим, атаман Владимир Громов сказал, что, во-первых, нагайка никогда не была атрибутом кубанского казачества. И вот придание казакам такого статуса государевых опричников просто противоречит. То, что мы видели, это позор, позор казачества, позор России, позор Кубани.

За что избивали женщин? За неформальную одежду, за то, что они себя как-то свободно ведут, ходят по улицам курортного города? А по отношению к тем сотрудникам полиции, которые там рядом находились, которые избивали на улицах курортного города женщин только за то, что они решили попеть, поплясать, поиграть плохо на гитарах. К ним будут применены какие-то служебные наказания? Мы узнаем их фамилии?

Мы узнаем фамилии тех офицеров ФСБ или ФСО, которые там стояли рядом, смотря на это? По словам всех, там ФСБ на каждом шагу. Вот на их глазах это происходит.

Макеева: Следите за этим становлением казаков в таких новых российских условиях  современных? Что думаете об этом?

Келин:  Я, к сожалению, слежу, и больно очень на все это смотреть. Больно, потому что как-то даже перестал одно время верить, что возвращение казачества возможно. То, что выдается за качество, я не могу точно определить процент, но минимум на 70% это ряженные, это клоуны, их выступления можно рассчитать издевательством над православием, издевательством над репрессированным народом, потому что казаки – это был народ, который создавал величие России.

Из-за их специфических качеств их уважал весь мир, и они возвеличили Россию, и из-за этого коммунисты решили их уничтожить. Им это удалось в большей степени. Искусственно создавать казачество на пустом месте, говорить, что можно вступать в казаки, это как вступать в эскимосы или в негров. Это полная чушь собачья. Это очень больная тема для меня, и я не уверен, что вы это хотите слышать.

Макеева: Отчего же? Я хочу слышать ваше мнение, тем более, что это все очень интересно. Вот вы назвали качества, особые, специфические качества казаков, за которые их уважал весь мир. Что это за качества? Если говорить о советских учебниках истории, то для нас образ казака был образ человека как раз с нагайкой, с плеткой, который революционных рабочих, допустим, этой плеткой хлещет. Но на самом деле было не так. Какие качества должны были бы возродиться в потомках казаков здесь? Может быть, отчасти так и случилось, и в ком-то возродились.

Келин:  Казаки отличались именно свободой духа, они отвечали сами за свою жизнь, за свою судьбу и над собой видели только Бога. Выбирали атаманов, лучшего среди равных. Если сильно упростить, это была демократия, это был республиканский принцип. Благодаря этим качествам они решали очень много проблем не только военных, а вообще ведь смогли осесть на диком поле, где до этого на этой чудесной земле – Черноземье никто не мог удержаться.

А они смогли устроить большие хозяйства, к ним стали потом уже приходить люди тоже свободолюбивые. Знаю, что советская историография делает из народа, стараясь сделать сословие, что это были все беглые холопы, которым лень работать, и вообще они пошли к этим разбойникам казакам и так далее. Но лично казаки всю Сибирь присоединили к России, Аляску присоединили, которую император решил продать, потому что и так слишкоммного всего было.

Даже Наполеон сказал:  «Если бы у меня было 2000 казаков, я бы завоевал весь мир», потому что таких воинов никогда мир не видел до этого и после этого. Это были люди, которые понимали свою ответственность за своих соотечественников. В военных частях не было никакой дедовщины, потому что все казаки вырастали вместе с детства.

Они считали себя частью великой России, тем не менее, хотели жить по-своему, по своим традициям. Царское правительство, конечно, хотело их использовать и в каких-то других целях, точно в тех, в которых их теперь используют современные власти российские.

Это было очень плохо. Казаки очень стыдились за то, что они пошли разгонять какие-то демонстрации, потому что это было не в их традициях. Для меня теперь важнее то, что если остались еще люди на Дону, Кубани, Терек и так далее, которые не испорчены советским мышлением, которые знают, где их история, какая история, и в чем было преимущество казачества.

Если начинаем так называемое возрождение казачества с того, что пляшут буквально на гробах репрессированного народа, я это видел своими глазами в станице Клетской, где кладбище закатали асфальтом, уничтожили все надгробья и сделали там стадионы. Теперь там проходят фестивали казачьей песни и пляски, на могилах, на костях. Это же страшно. Не понимают, что творят.

Казаки, которые надевают на себя какие-то формы, говорят, что казаки никогда не снимали шапки, что можно в головном уборе входить в храм, сесть под иконы, это такой бред полный.

Макеева: Если говорить о географии, где потомки казаков живут, где они рассеяны? Я такой пример приведу, у меня знакомый ездил в Венесуэлу, и там далеко у водопада Анхель обнаружил могилу, на которой было написано «Спи, сын, дорогой казак. Пусть шум этой реки напоминает тебе наш тихий Дон».

Это было у водопада такого грохочущего, но свидетельствовало это о том, как далеко казаки добрались. Была семья, которая после революции бежала, бежала и добежала аж в Венесуэлу. Но это, наверное, не совсем типичный пример. Кто-то все-таки остался?

Келин:  Я думаю, очень-очень неправильно говорить о том, что казаки куда-то бежали.

Макеева: Кто-то уехал, скажем так.

Келин:  Они отступали перед многочисленным врагом, который во много раз был больше них. К сожалению, в Белой армии была только русская интеллигенция и казачество, прежде всего идеалистическая молодежь казачества. К сожалению, народ повелся на всю эту ложь, что дадут и землю, и свободу, и вернули Россию обратно во времена Ивана Грозного с опричниками, ввели потом крепостное право в этих колхозах и так далее. Казаки уходили с Крыма. Вы когда-нибудь прочитайте стихи Николая Туроверова «Уходили мы из Крыма».

Это же страшно. Те, которые просто поверили, что нельзя покидать Родину, «большевики же наши, они нам обещали, что нам ничего не сделают», те, которые остались, тех там Бела Кун и Роза Залкинд (Землячка) их расстреливали, страшным образом уничтожали. Те, кто успели и смогли эвакуироваться с оружием в руках, ушли к турецким берегам. 

Союзники их интернировали на остров Лемнос. Там они все время ждали возможности возвращения в Россию, думали, что все-таки русские поймут, что их надули, и надо эту большевицкую сволочь интернациональную выгонять, этих сатанистов, которые под сатанинскими звездами решили уничтожить Россию, хотели из нее сделать хворост для костра мировой революции.

Мне отец всегда говорил:  «Для нас это была всегда Родина, а не хворост. Нам было небезразлично, какое будущее». Казаки просидели несколько лет на Лемносе и поняли, что от них союзники тоже хотят избавиться, никакого похода не будет.

А часть этих казаков, им помогло очень чешское правительство, пригласило к себе, дали возможность работать земледельцами, а молодым ребятам дали возможность получить высшее образование в Карловом университете, на медицинском факультете, даже создали русский юридический факультет. Это очень широкая тема, она хорошо описана в разных материалах.

Макеева: В общем, это Европа и те, кто остались в России, кому удалось выжить и произвести на свет потомство. Это не так много людей, да, насколько я понимаю?

Келин: Те, кто остался в России, это было меньшинство. Я рекомендую всем, кто это еще не успел сделать, поехать на Дон и рядом с Вешенской есть музей, очень хороший музей казачьего сопротивления, второй такой же музей сопротивления антикоммунистического есть в Подольске, под Москвой.

И там исторические документы, фотографии, карты, все, как это было. Это страшная трагедия. Я первый раз побывал на Дону, на родной земле моего отца в 1957 году. Я там отпраздновал свое 15-летие у Михаила Александровича Шолохова, потому что отец с ним переписывался, были мы у него в гостях. Благодаря Шолохову мы смогли поехать как иностранцы по родным отцовским местам. После того, что я там увидел, после мерзости запустения, мне жить не хотелось.

В 15 лет я думал, что все, кончилась Россия, в которую мы хотели все вернуться и так ее любили, ее уже уничтожили, ничего там не осталось, и незачем тогда нам жить. Это было действительно очень страшно. Я несколько лет назад смог снова побывать в станице Клетской, поездил, увидел. Там немногое улучшилось, скорее, многое ухудшилось. До сих пор там стоит памятник Владимиру Ильичу Ленину, главному убийце казаков, там лежат какие-то пластиковые цветы под этим. Люди ходят и даже не плюются.

Я себе не могу представить, чтобы евреи ходили вокруг или вообще люди в Европе ходили вокруг памятника Гитлеру. Для меня это то же самое. Это были массовые убийцы и преступники. Если я тут говорю даже перед эмигрантами «Большевистская сволочь», их дергает, они говорят:  «Почему вы оскорбляете русский народ?». Я говорю:  «Я не оскорбляю русский народ, я говорю о большевистской сволочи».

Это разные понятия, для нас это был антипод России, те, кто старались уничтожить Россию, и им это довольно сильно удалось. До сих пор Россия не может опомниться, потому что совсем другой менталитет у людей. Мне больно видеть, как в массовом количестве люди убегают из России, люди талантливые, которые могли бы отстроить эту страну, очень много молодых.

Посмотрите, до Первой Мировой войны из маленького чешского королевства, где было примерно 7 миллионов жителей, от 80 до 100 тысяч людей эмигрировал в Россию за лучшей жизнью, причем это не были какие-то чернорабочие, а высококвалифицированные специалисты:  учителя, музыканты, математики, инженеры. Они полюбили Россию как свою, приняли православие и так далее. Я считаю, что спасти Россию могут только люди, которые способны быть свободолюбивыми, если это не в состоянии будут сделать казаки, то уже никто.

Источник: tvrain.ru

0 Распечатать

Джек Николсан 22 февраля 2014, 04:39

Теперь все знают кто такие Казаки

0
Азретали Байрамуков 22 февраля 2014, 20:24

Да сколько можно этим тварям разукрашенным устраивать свои вакханалии? До коле будем толерантничать? Молодцы ребята, по мне так их вообще клеймить надо было, на лбу выжечь - "твари"! p.s. Уважение Максиму Леонардовичу, но здесь совершенно не согласен. Вон доигрались с Украиной толерантные.

0
Magomed 23 февраля 2014, 00:13

приезжайте в махачкалу пуси, мы вас не будем бить... мы организуем для вас концерт на площади...

1
Yury Zinovyev 23 февраля 2014, 00:15

Весело тут, удалили все мои комментарии.

0
Yury Zinovyev 23 февраля 2014, 00:16

а нет, все на месте, извиняюсь не там посмотрел.

0
Роман Кубаноид 26 февраля 2014, 23:20

Да,надо было им в Махачкалу поехать и попробовать к мечети подойти в таком виде...

0

Оставить комментарий:

Наверх