13 февраля 3111 0

Дорогой генпрокурор

Вместе с бывшим президентом в Южную Осетию могут вернуться его коллеги, ранее обвиненные в растаскивании бюджетов
Таймураз Хугаев. Фото: gazeta.ru
Таймураз Хугаев. Фото: gazeta.ru

usahlkaro Салима Татарова Автор статьи

Попытка бывшего президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты вернуться в политическую жизнь республики грозит приходом туда и его команды. Среди них – личности, которые вызывают крайне негативную реакцию в РЮО, такие как экс-глава комитета по восстановлению республики Зураб Кабисов и бывший генпрокурор Таймураз Хугаев.

Фигуры бывших представителей власти в Южной Осетии вызывают почти единогласное недовольство. Тем не менее общий негативный фон не помешал бывшему главе республики сделать попытку возврата на родную землю.

Считалось, что Эдуард Кокойты в свое время достиг кулуарных договоренностей с Леонидом Тибиловым, потому не беспокоил действующую власть. И теперь возвращение Кокойты на политическую сцену застало тибиловское окружение врасплох. Уже ясно, что экс-президент не обойдет закон о цензе оседлости. Однако вокруг Кокойты начинает формироваться команда поддержки из числа бывших высоких должностных лиц республики. Предположительно туда может войти и бывший генпрокурор Южной Осетии Таймураз Хугаев.

Вокруг Кокойты начинает формироваться команда поддержки из числа бывших высоких должностных лиц республики

Весь политический путь Хугаева связан с именем Кокойты. «Белая полоса» в жизни выпускника юрфака Таймураза Хугаева началась после того, как брат его шурина Эдуард Кокойты в 2001 году стал президентом Южной Осетии. Тогда семейство Хугаевых вдруг затосковало по исторической родине и перебралось в Цхинвал из Владикавказа. Вскоре Хугаев стал генпрокурором.

Генпрокурор РФ Чайка жмет руку Таймуразу Хугаеву. В центре Эдуард Кокойты

Постепенно, будучи членом команды Кокойты, Хугаев подмял под себя всю экономическую и политическую сферы республики. После признания Россией независимости Южной Осетии сюда потекли миллиардные транши, которыми стала распоряжаться узкая группа приближенных к президенту лиц. Ими стали Роберт Кокойты – брат президента, по совместительству посол республики в Абхазии, Таймураз Хугаев и Зураб Кабисов, возглавлявший тогда комитет по восстановлению РЮО.

Дружба между ними, однако, распалась – предполагается, что они погрязли в межличностных конфликтах, причиной которых стали  меркантильные интересы. Однако до этого вышеперечисленные товарищи успели поделить между собой как минимум полтора миллиарда рублей из гуманитарной помощи. Страна тем временем катилась в пропасть гражданского противостояния.

Этих людей называли ключевыми фигурами, виновными в срыве восстановительного процесса разрушенной республики. Их неуемные финансовые аппетиты постепенно повышали градус социального недовольства и привели к обострению общественно-политической ситуации в республике с 2008 по 2011 годы, стоившего Южной Осетии репутации на международной арене. 
Кокойты, Кабисова и Хугаева называли ключевыми фигурами, виновными в срыве восстановительного процесса в Южной Осетии

В то время как многочисленные погорельцы обивали пороги Комитета по восстановлению, который возглавлял Зураб Кабисов, сам он скупал элитные квартиры во Владикавказе и Москве. У Таймураза Хугаева же проснулась тяга к прекрасному – он начал в большом количестве приобретать предметы искусства и обставлять свою недвижимость дорогой мебелью. Это вызывало недоумение у цхинвальцев, с трудом переживших годы изоляции и экономической блокады.

«Куда на самом деле утекли деньги, выделенные Южной Осетии из российского бюджета, сказать трудно. Нечистоплотный управленческий стиль клана Кокойты стал известен российским бизнесменам быстро. В своих руках экс-генпрокурор РЮО держал теневые нити управления почти всеми процессами в республике», – неоднократно задавались вопросом СМИ.

Хугаев тем временем продолжал обогащаться. Генпрокурор установил контроль над строительными подрядами и требовал с каждой организации «откаты». Тех, кто отказался участвовать с его серых схемах, направляли по выдуманным обвинениям в  тюрьму и вымогали выкуп. Тем временем стройка века в Цхинвале сходила на нет. 
Экс-генпрокурор РЮО держал в руках теневые нити управления почти всеми процессами в республике

Брат генпрокурора спускал сотни тысяч рублей в казино и ночных клубах, о чем знали практически все жители республики, тем временем как простые люди не могли получить доступ к финансовой помощи, направляемой Россией. Единовременные выплаты по 10 тысяч рублей получили единицы. В Ленингорском – стратегическом  приграничном регионе, не было выплачено даже этих денег. Печально известный Спецсчет, разбазаренный Кокойты и его окружением, до сих пор остается притчей во языцех.

Директор ГУП «Дирекция по реализации национальных приоритетных проектов» РЮО Исмагил Каримов прекрасно помнит опыт общения с окружением Кокойты. По его словам, примерно в то же время он полностью рассчитался с субподрядчиками по строительству и 27 декабря уехал домой на новогодние каникулы. Не успел Каримов доехать до Владикавказа, как его мобильный телефон стал разрываться от звонков из Южной Осетии. «Мне говорили: за то, что я неправильно распределил деньги и не прислушался к мнению руководства, люди Кокойты взорвут мой самолет, и я не долечу до дома».

Вскоре прокуратура РЮО завела против Каримова уголовное дело по обвинению в экономических преступлениях, а госучреждение лишилось югоосетинского подряда.

Не раз говорилось и о президентских амбициях Таймураза Хугаева – он даже рассматривался как преемник Кокойты. Но Хугаев не только не имел никакой поддержки в обществе – по некоторой информации, его кандидатура не получила одобрения по линии спецслужб России. К этому моменту деятельность Хугаева перестала устраивать и самого Кокойты: президент и его генпрокурор рассорились, когда около двух миллиардов рублей российской финансовой помощи были поделены между Хугаевым и Кабисовым, без участия Кокойты. 

Хугаев рассматривался как преемник Кокойты, однако не получил одобрения по линии российских спецслужб

После отставки Кокойты в декабре 2011 года Таймураз Хугаев продолжал удерживать пост генпрокурора, усиленно пытаясь создать себе ореол жертвы. Был даже атакован дом, где проживал Хугаев – неизвестные обстреляли его из гранатомета. Однако в Цхинвале многие посчитали, что это покушение инсценировал сам Хугаев.

И.о. президента Южной Осетии Вадим Бровцев безуспешно пытался избавиться от неоднозначного Хугаева, но мнения в парламенте на счет его фигуры разделились. Сам Хугаев заявлял, что может сложить полномочия добровольно, однако мало кто верил, что человек из команды Кокойты так просто откажется от власти.

Отставка Хугаева входила в число обязательных требований соглашения, заключенного в декабре 2011 года между Эдуардом Кокойты и Аллой Джиоевой. Джиоева обвинила генпрокурора в злоупотреблении служебными полномочиями. Несмотря на это, освободиться народу Южной Осетии от «хугаевщины» удалось лишь после прихода команды Леонида Тибилова в 2012 году. 

Несмотря на многочисленные факты превышения должностных полномочий, новая власть на удивление гуманно обошлась с одиозным генпрокурором, что вызвало естественное недоумение у южных осетин. А еще Хугаев, по протекции посла Южной Осетии в России Гассиева, учится в Дипакадемии МИД России.

Отставка Хугаева входила в число обязательных требований соглашения, заключенного между Кокойты и Джиоевой

Имя Таймураза Хугаева давно стало в Южной Осетии нарицательным, став олицетворением беспринципности, коррупции и хамства. Пользуясь властью, он даже перешагнул нормы осетинского кодекса чести «Аегъдау», когда в день отказа в регистрации ЦИК кандидатом в президенты Дзамболату Тедееву в пьяном виде вышел к оппозиции и нецензурно выругался в отношении седовласых женщин и стариков.

Сейчас Таймураз Хугаев, судя по всему, пытается вновь вернуть расположение Эдуарда Кокойты – у себя в соцсетях он активно пишет опусы «в поддержку Джабелича». Но маловероятно, что в Южной Осетии смогут забыть махинации «человека Кокойты».  0 Распечатать

Наверх