15 октября
09 мая 2014 2239 0

Дело Сухова: наркотики, оружие или вандализм

В Северной Осетии, в Моздоке завершено расследование уголовного дела православного активиста Анатолия Сухова
Моздок. Ленин. Фото: yur-termin.ru
Моздок. Ленин. Фото: yur-termin.ru

usahlkaro Динара Джалилова Автор статьи

Анатолий Сухов обвиняется сразу по нескольким статьям УК РФ: ст. 214 (вандализм), 222 (незаконное хранение боеприпасов) и 228 (незаконное хранение наркотиков). Сейчас обвиняемый знакомится с материалами дела, после чего оно будет передано в суд для рассмотрения по существу. По версии защиты, дело полностью сфабриковано.

Преследования Сухова начались в августе 2012, сразу после того как в Моздоке неизвестные вандалы опрокинули памятник Ленину. Единственным подозреваемым, а затем обвиняемым по этому делу стал энтузиаст строительства православного храма в городе Анатолий Сухов.

Но поскольку никаких улик против мужчины у правоохранителей не было, они решили сфабриковать дело по другим статьям.

23 августа, пока Сухов находился в изоляторе, в его доме, где проживали его мать, жена и дети, был проведен обыск.

На чердаке правоохранители обнаружили гранату РГД-5 с маркировочным обозначением «105-89-583». Хотя на гранате не было обнаружено отпечатков пальцев Сухова, а эксперт, изучавший вещдок, вообще указал в своем заключении гранату Ф-1, а не РГД-5, на Сухова завели новое дело по ст. 222 (незаконное хранение боеприпасов).

Спустя несколько месяцев, очевидно, понимая слабость сфабрикованных доказательств, полицейские пошли на новый подлог против неугодного им активиста.

27 декабря 2013 года Сухова задержали в автомобиле на глазах у множества людей. Обезвреживали безоружного человека 18 бойцов СОБРа. В ходе задержания мужчине одели на голову полиэтиленовый пакет и подложили в карман сверток, свидетелями чему стали прохожие. При этом была разбита чужая машина, в которой его задерживали, и пострадала находившаяся рядом женщина.

К делу добавилась новая статья — 228 (незаконное хранение наркотиков), а Анатолий Сухов на 2 месяца отправился в СИЗО.

Позднее мера пресечения была заменена на домашний арест, а затем на подписку о невыезде.

Но, несмотря на освобождение обвиняемого, давление на него продолжается, а правоохранители продолжают строить дело на сомнительных уликах.

В беседе с КАВПОЛИТОМ Анатолий признается, что подвергается шантажу со стороны следствия, что от него требуют признаться в сносе памятника в обмен на снятие других обвинений.

«Сейчас они говорят: Мы наркотик уберем, гранату уберем, а по Ленину возьми на себя. Но я не соглашаюсь. Если я что-то сделал, то я готов отвечать. Но в том, чего я не совершал, я не буду в этом признаваться», — говорит он.

Анатолий надеется, что в суде обвинение по ст. 222 и 228 развалится в связи с недостатком улик.

Как уже сообщал КАВПОЛИТ, два протокола обыска, при котором была изъята граната, различаются по содержанию. А выводы экспертов говорят о том, что на ленте «скотч», с помощью которой якобы изымались отпечатки пальцев Сухова А.А. с гранаты, не содержится микрочастиц, идентичных лакокрасочному покрытию гранаты, и частиц пыли с чердака, где она якобы хранилась.

Сам Анатолий убежден, что отпечатки были сняты обманным путем со стеклянной посуды, в которой ему приносили прохладительные напитки.

Дело о хранении наркотиков также трещит по швам.

«С наркотиками у них прокол получился, — говорит Анатолий. —- Меня задерживали у всех на глазах, и есть свидетели, которые видели, как сотрудники СОБР мне подкладывали в карман сверток, когда обыскивали, как одевали пакет на голову. К уголовному делу приобщены фотографии, на которых они одевают мне пакет на голову и перекрывают воздух. Когда подписывали протокол обыска, я потребовал пригласить дополнительных понятых. Вокруг стояло много людей, которые видели, как все происходило. Но полицейские позвали дежурного понятого, который проходит по другим делам как понятой, а вторым понятым стал человек, который просто мимо проходил по улице. Мне не дали расписаться на месте на печати, на изъятых вещах и на протоколе, они меня увезли и только через 1.5 часа дали расписаться. Теперь они заставляют понятых говорить, что я расписался на месте. Также была внесена ложная запись об изъятых вещдоках другой ручкой».

Защита уверена, что обвинение по статье о незаконном хранении наркотиков отпадет, поскольку дело было возбуждено с грубыми нарушениями УПК.

Как сообщил Анатолий Сухов, изъятые наркотики отправили на экспертизу без участия адвоката.

После жалобы защиты эта экспертиза была признана недействительной. И назначена новая. Но она дала неугодные следствию результаты. Экспертиза признала, что вещество наркотическое, но не подтвердила наличие его следов в карманах Сухова и на его руках.

По словам обвиняемого, оставшись без доказательной базы, следствие убрало из дела постановление о признании первой экспертизы недействительной. И сейчас ссылается на нее как на доказательство, вопреки положениям УПК.

Как отметил представляющий интересы Сухова адвокат Алексей Белоконь, не имеющее фактических доказательств следствие заполнило дело красочными характеристиками личности Сухова, которые, видимо, призваны убедить суд в его виновности и без веских улик.

В частности, начальник полиции ОМВД по Моздокскому району подполковник полиции Цховребов Р.В. описывает Сухова так: «Скрытный, наглый и предприимчивый человек, имеющий широкие связи в криминальных кругах». При этом, в чем именно выражаются данные качества и связи, подполковник умалчивает.

Так же без всяких доказательств, в деле указано, что Сухов А.А. занимался незаконным оборотом оружия и боеприпасов, вымогательством, самоуправством, за что неоднократно задерживался сотрудниками МВД.

Однако не указано, когда именно Сухов А.А. занимался вышеуказанными противоправными действиями, когда именно он незаконно приобрёл, передал, сбыл, хранил, перевозил огнестрельное оружие или боеприпасы, а также когда именно и какими именно сотрудниками МВД он задерживался, составлялись ли при этом соответствующие протоколы.

Кроме того, следствие голословно приписало Сухову роль курьера в незаконной организации по перевозке и сбыту оружия и боеприпасов на территории Моздокского района и Чеченской Республики.

Однако какие-либо доказательства относительно того, когда именно он выполнял вышеуказанную роль, кем она ему была отведена, а также в каких именно населённых пунктах она выполнялась, в деле отсутствуют.

Сейчас защита обжалует эти голословные претензии в адрес обвиняемого, а также решение прокурора объединить дело по ст. 214 и 222 с новым делом по ст. 228.

Пытаясь во чтобы то ни стало найти виновных в сносе памятника Ленину, на ремонт которого было выделено 129 тыс. рублей, правоохранители совершенно не стремятся защитить материальные интересы простых граждан, которым они же сами и наносят ущерб.

Как сообщил Анатолий Сухов, при его задержании бригадой спецназа сильно пострадала машина, принадлежащая другому лицу.

«Официальный представитель, специализирующийся на ремонте машин Мерседес, подсчитал, что ремонт автомобиля обойдется в 460 тыс. Хозяин машины написал заявление в Следственный Комитет, но они его даже не приняли, сославшись на какой-то закон по СК. Тогда он обратился в суд, и суд обязал Следственный Комитет провести проверку по заявлению, но пока никакая проверка не началась», — посетовал он.

0 Распечатать

Наверх