15 мая 2013 815 0

«Дело 58-ми»: судебный процесс в Нальчике продолжается

Правозащитный центр «Мемориал» продолжает следить за ходом заседаний Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики, где продолжаются слушания по делу о нападении13 октября 2005 года на объекты силовых структур в Нальчике (отчеты о предыдущих заседаниях см. на сайте ПЦ «Мемориал»: l, http://www.memo.ru/d/153413.html). На последних заседаниях, прошедших 29 и 30 апреля, продолжался допрос свидетелей. Кроме того, были заявлены гражданские иски к обвиняемым на сумму более 20 миллионов рублей.

Очередное заседание назначено на 16 мая 2013 года. В его преддверии мы предлагаем вашему вниманию краткий отчет о двух предыдущих заседаниях, прошедших накануне майских праздников.

29 апреля

Судебное заседание, первоначально назначенное на 25 апреля, не состоялось по причине смерти матери одного из адвокатов, и было перенесено на 29 апреля.

По ходатайству адвоката Фариды Тугановой, защищающей подсудимого Азамата Ахкубекова, судебное заседания началось с допроса свидетеля Анны Алешиной. Алешина рассказала, что Ахкубеков – муж ее подруги. Алешина через день заходила к Ахкубековым и покупала у них козье молоко. 7 декабря 2005 года по просьбе жены Ахкубекова Анна Алешина пришла к ним с видеокамерой. Азамат был дома, хотя после октябрьских событий где-то пропадал. По просьбе его жены Анна сняла на видео, как Азамат играет с ребенком. В тот день побоев на нем не было. Жена Ахкубекова попросила.

Анну прийти на следующий день, чтобы снять «явку с повинной» Азамата, однако 8 декабря перезвонила и сказала, что приходить не надо. Почему Азамат хотел сдаться представителям власти, Анна не знала. Алешина охарактеризовала Ахкубекова положительно, но заметила, что тот препятствовал ее общению с его супругой, поскольку знал, что Анна — баптистка.

Адвокат Фарида Туганова ходатайствовала о просмотре видеозаписи, сделанной Алешиной. Ее возразила обвинительОльга Чибинева, поскольку-де запись сделана не в момент сдачи. В итоге суд отклонил ходатайство за необоснованностью.

Далее выступила свидетель Оксана Ервасова, инспектор по делам несовершеннолетних. Она рассказала, что утром 13 октября 2005 года опаздывала на работу в полк патрульно-постовой службы милиции (ППСМ) по ул. Северной Нальчика. Ервасова подъехала примерно в 9:15 к воротам, были слышны взрывы и выстрелы. Женщина была в милицейской форме. Оксана увидела троих мужчин в камуфляже, с автоматами, лежащих в траве напротив КПП. Они все повернулись в ее сторону.

Она у них спросила: «Что происходит?» – поскольку подумала, что это — солдаты внутренних войск, прикомандированные к ППСМ. Тот, что был посередине, приказал двоим другим отвернуться, а Оксане сказал, чтобы уходила. Он был гладко выбрит, до 30 лет кавказской внешности. Ервасова пыталась дозвониться до сотрудников ППСМ. Никто не отвечал. Она опять обратилась к лежавшим мужчинам.

Ей снова было сказано: «Уходи!» Подъехал мужчина на ВАЗ-2106, спросил: «В чем дело?» Лежавший посередине передернул затвор автомата и направил на него. Тот уехал. Потом он направил автомат на Ервасову. Она стала пятиться. Подъехала маршрутная «Газель», на которой до того Оксана приехала. Она села в машину и уехала. Все это длилось около 15 минут.

Далее в качестве свидетеля выступил двоюродный дядяЭдуарда Миронова, Ахмат Ахматов. Он рассказал, что Эдуард часто жаловался на трудности с устройством на работу из-за притеснений со стороны правоохранительных органов, и просил найти ему работу.

Миронов с матерью переехал жить и работать в Кисловодск, в поселок Нарзанный, хотел затем перевезти туда жену и детей. Ахматов последний раз видел Миронова днем 12 октября 2005 года, спросил: «Увидятся ли они вечером?» Эдуард ответил: «Да». Утром 13 октябряМиронов с матерью должны были поехать в Нальчик для решения вопроса о приватизации квартиры.

Затем выступила свидетель Зара Хаджиева, которая до 2004 года училась в одной группе с подсудимым Хасанби Хупсургеновым (потом он отчислился и восстановился на курс младше). Свидетель показала, что уже не помнит, видела ли его на учебе 13 октября 2005 года, а на допросе следователь об этом не спрашивал. Зара отметила, что недовольства правоохранительными органами Хупсургенов не высказывал.

Адвокат Олег Келеметов огласил протокол задержания подозреваемого Анзора Жангуразова и постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, указав, что явки с повинной в деле нет. 7 октября 2005 года Жангуразов должен был передать одному из участников нападения план-схему аэропорта Нальчика, и был задержан.

Затем Келеметов огласил постановление о прекращении уголовного преследования за отсутствием состава преступления (в итоге Жангуразов был амнистирован).

Далее выступила мать Эдуарда Миронова, Марьям Ахматова. Она рассказала, что в конце 1990-х ее сын начал молиться, посещать мечеть в Вольном ауле, где проповедовалМуса Мукожев. Тогда Мукожев приглашал родителей своих прихожан послушать его проповеди, чтобы они не волновались: Марьям несколько раз ходила, слушала проповеди Мукожева, и ей понравилось. Через какое-то время Эдуард попал в поле зрения правоохранительных органов. Его задерживали и дома, и на улице, доставляли в УБОП, избивали, проводили обыски по месту жительства.

По ее словам, больше всего cиловиков раздражало то обстоятельство, что он, Миронов, — мусульманин. Министр внутренних дел КБР Хачим Шогенов, беседуя с Мироновым, спрашивал его: «Ты что — не мужчина? Почему в лес не уходишь?». Сотрудник УБОП Залим Кушховчасто приходил и уговаривал «сдать автомат». В июле-августе 2005 года Миронов уехал в Кисловодск, 13 октября ночью вернулся в Нальчик. 15 октября Марьям поехала в Нальчик, пошла в морг, но среди убитых Эдуарда не было. Он месяц состоял в розыске, потом пришел в дом жены, где и был задержан.

При его задержании Марьям во двор не пустили, cупругу Эдуарда били, угрожали сжечь дом с детьми. После задержания министр Шогенов не пропускал к дому пожарную машину, перегородив дорогу своим «Мерседесом», и пропустил, лишь когда обвалилась крыша.

Свидетель Аида Казиева, родная сестра обвиняемого Анзора Машукова, сообщила, что об участии брата в нападении узнала только в апреле 2006 года от снохи: той позвонили из УБОПа и сказали принести Анзору горячую пищу. По ее словам, ранее конфликтов с правоохранительными органами у Машукова не было, у него есть друзья-милиционеры. Один раз Анзора задерживали по ошибке, но затем отпустили.

В завершение заседания показания дала супруга Машукова,Евгения Куготова. Они поженились в 2001 году. По ее словам, Анзор работал, а по пятницам через раз ходил в мечеть. Проблем с правоохранительными органами Машуков не имел. В августе 2005 года Анзора по ошибке задержали и доставили в УБОП. После этого Машуков уехал работать в Краснодарский край, хотел перевезти за собой семью. Увиделись они только 9 апреля 2006 года, когда Евгению вызвали в УБОП. На свидании было видно, что Анзору было тяжело двигаться.

30 апреля

На последнем в апреле заседании суда были заявлены гражданские иски. МВД КБР предъявило обвиняемым иск на сумму 12 млн 661 тысяч рублей, а Центр «Т» — на сумму 10 млн 177 тысяч рублей. Представители ведомств в судебном заседании заявили, что в эти суммы вошли как единовременные выплаты семьям погибших сотрудников и выплаты сотрудникам, получившим ранения различной степени тяжести, так и сумма ущерба, нанесенного в ходе нападения зданиям, автотранспорту, имуществу этих структур.

В гражданский иск включены также и пожизненные выплаты лицам, утратившим трудоспособность в результате полученных ранений. Объем собственно исковых заявлений составил десять страниц, объем приложений — более двухсот страниц.

В ходе заседания суд решил, что копии исковых заявлений с приложениями будут вручены только подсудимым, а адвокаты получат вручены только собственно исковые заявления.

Против такого решения возразила адвокат Марина Ахметова, спросив: «Как мы будем высказываться по заявлению, не изучив приложение к нему?». Председательствующая судья ответила, что адвокаты не являются ответчиками, поэтому им может быть вручено только исковое заявление, без приложения. Адвокаты попросили дать им перерыв для согласования своих позиций. Обсуждение гражданского иска назначено на 15 мая.

Следующее заседание суда было назначено на первый после длинных майских праздников рабочий день, 13 мая.

Однако в назначенный день заседание не состоялось из-за болезни адвоката Шоровой, и было перенесено на четверг, 16 мая.

ПЦ «Мемориал»

0 Распечатать

Наверх