08 июня 2013 774 0

«Дело 58-ми: адвокатский коллапс»

Правозащитный центр «Мемориал» продолжает следить за слушаниями по так называемому «делу 58-ми» – делу о нападении на объекты силовых структур в Нальчике 13 октября 2005 года, которое рассматривает Верховный суд Кабардино-Балкарии.

В преддверии следующего заседания, которое назначено на 10 июня, предлагаем вашему вниманию отчет о четырех заседаниях, прошедших 23 и 27 мая, 3 и 4 июня. На этих заседаниях продолжался допрос свидетелей, представление документов и вещественных доказательств.

Сторона обвинения начала зачитывать протоколы проверки показаний на месте. Защита сделала замечание, что перечисленные показания уже давали свидетели в суде. Сначала были оглашены свидетельские показания на месте А. Дохова, А. Шерхова, Д. Мазанько и А. Буранова. Далее были зачитаны показания, а затем и показаны видеозаписи свидетельских показаний на месте бывших обвиняемых,  попавших под амнистию, – О. Карданова, И. Танашева, М. Мокаева, А. Таова, А. Жемухова, З. Гаева и других. Показания были даны в 2005-2006 годах. Всего было зачитано 29 протоколов.

Рассматривался, в частности, эпизод о встречах будущих участников событий 13 октября 2005 года в беседке возле школы №27. В них участвовали З. Дугулубгов, О. Карданов, И. Танашев, М. Мокаев, А. Таов и А. Жемухов.

После оглашения протокола проверки на месте свидетельских показаний Алима Таова и просмотра видеозаписи проверки, подсудимый Залим Дугулубгов сделал уточнения: «Таов говорит, что на него оказывалось давление. Когда он выступал в суде, показания были другие. Заявляю ходатайство о вызове Таова в суд для устранения противоречий». Судья Галина Гориславская оставила ходатайство без удовлетворения.

Дугулубгов также заявил ходатайство о повторном вызове в качестве свидетеля Мурата Мокаева. Судья спросила, почему Залим не задал Мокаеву все интересующие его вопросы на очной ставке. Дугулубгов ответил, что на него оказывали давление.

На вопрос судьи, кто был инициатором встреч в беседке возле школы №27, Залим ответил, что не он. Он добавил, что лучше других разбирался в религии и потому говорил больше остальных. «Я старшим не был, разговоров о джихаде не вел, рюкзак купить просто порекомендовал – это удобная вещь. Я сам ношу такой. На угол Суворова и Гагарина приехал потому, что меня попросили помочь перевезти мебель», — сказал Дугулубгов. Суд отклонил ходатайство о повторном вызове Мурата Мокаева в качестве свидетеля.

Адвокат Мурат Озроков осведомился у судьи, не было ли получено судебно-медицинское заключение и не устранены ли недостатки в дополнениях к медицинскому заключению от 17 мая 2013 года в отношении его подзащитного Заура Тохова. Судья ответила, что ответ пока не получен. Напомним, что ранее судья дважды возвращала заключение судебно-медицинской экспертизы в связи с его неправильным оформлением.

После оглашения и просмотра проверки показаний Азрета Жемухова Залим Дугулубгов высказал свои возражения по поводу того, что сторона обвинения умышленно затягивает процесс, оглашая проверки показаний свидетелей, которые уже давали показания в суде. «Ну, ничего, может, и наши ходатайства удовлетворят, и нам тоже дадут возможность повторно сказать то, что суд не услышал в первый раз», — сказал Дугулубгов.

Под конец судебного заседания сторона обвинения заявила ходатайство о приобщении к материалам дела 59-ти постановлений и решений суда об отказе в возбуждении уголовных дел (обвиняемые подавали заявления, требуя возбудить уголовные дела в связи с незаконными методами дознания и применением физической силы со стороны сотрудников правоохранительных органов). Сторона защиты возражала против приобщения, так как некоторые постановления были обжалованы повторно и все еще находятся на рассмотрении. Однако судья удовлетворила ходатайство и разрешила защите представить свои замечания.

Подсудимый Амур Хакулов заявил ходатайство о вызове в суд в качестве свидетеля сотрудника Центра по борьбе с экстремизмом Мустафы Раджабова, который в 2005 году работал в РУБОП. Кроме того, Хакулов попросил суд направить запрос в МВД, чтобы узнать нынешнее место работы Раджабова. Судья оставила ходатайство без удовлетворения, пояснив, что розыском и установлением места работы или места жительства свидетелей должна заниматься сторона, заявляющая этих свидетелей. Если станет известен адрес проживания или работы свидетеля, суд направит ему повестку.

27 мая

Подсудимый Амур Хакулов вновь заявил ходатайство о вызове Мустафы Раджабова в суд в качестве свидетеля, он также повторил просьбу направить запрос в МВД. Судья повторно отклонила ходатайство.

Затем сторона обвинения зачитала 59 постановлений Следственного Комитета РФ и определений судов об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям М. Урусова, А. Берова, А. Бозиева, А.А. Кучменова, А. Шаваева, Х. Хуболова, Р. Ногерова, С. Казиева, А.Б. Кучменова, Р. Кучменова, А. Унажокова, К. Будтуева, З. Эржибова, З. Тохова, А. Сасикова, А. Акхубекова, А. Акхубекова, З. Созаева, М. Карданова, М. Каширгова, М. Баппинаева, Р. Шугунова, З. Сокамышева, Р. Кудаева, А. Малышева, Э. Миронова, А. Замаева и Р. Хуламханова.

После оглашения документов некоторые подсудимые и их защитники высказали замечания. В частности, адвокат Мухамеда Урусова Люся Шорова отметила, что ее подзащитный был доставлен родственниками в УБОП 25 октября 2013 года, тогда физических повреждений на его теле не было, а уже на следующий день он по каким-то причинам отказался давать показания в присутствии адвоката.

Далее слово взял подсудимый Аслан Беров. Он рассказал, что его сотрудники правоохранительных органов не задерживали, а что он сам, добровольно, явился с повинной в сопровождении двоих сотрудников 24 октября 2005 года. Те показания, которые он давал в ходе следствия в качестве свидетеля, и те показания, которые он давал в суде, не противоречат друг другу, как это утверждается в постановлении об отказе. Беров также отметил, что он не обжаловал зачитанное постановление, поскольку три раза обращался в Следственный Комитет и прокуратуру с просьбой дать информацию о конечном постановлении, чтоб впоследствии обжаловать именно его, но так и не получил ответа. Таким образом, он был лишен возможности обжаловать незаконно вынесенное постановление и в связи с этим обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека.

Затем свои замечания высказал подсудимый Арсен Бозиев. Он утверждал, что во время задержания не пытался скрыться или сопротивляться, а остановился и ждал задержания. Бозиев заявил, что сотрудники Центра «Т» применяли к нему физическое насилие. Подсудимый также отметил, что пять раз обжаловал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и что зачитанное гособвинением постановление было отменено. Адвокат Бозиева Галина Ланевская также отметила, что зачитанное постановление давно утратило законную силу.

По поводу отказа в возбуждении уголовного дела в отношении Аслана Башировича Кучменова замечания высказала адвокат Марина Ахметова. Заявив, что зачитанное прокурором постановление является сфальсифицированным, она заявила ходатайство истребовать у прокуратуры материалы проверок по этому делу. При этом она сообщила, что, по информации УФСИН, никаких дополнительных проверок следователь не проводил. Гособвинитель Чибинева выразила протест, так как Ахметова не указала, какой конкретно проверочный материал требует. Судья поддержала позицию прокурора и отказала в удовлетворении ходатайства.

После того, как было зачитано постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Расула Ногерова, его адвокат Алим Биттиров сообщил суду, что у него есть постановление об отмене отказа в возбуждении уголовного дела, и заявил ходатайство о приобщении его копии к материалам дела. Сторона обвинения не возражала, и судья приобщила документ.

Подсудимый Аслан Кучменов, когда зачитывался очередной отказ на его заявление о возбуждении уголовного дела, выступил против приобщения его к материалам дела. Он заявил, что во время просмотра видеозаписи в суде опознал сотрудника, который пытал его током, как Ризвана Чеченова. Однако в прокуратуре на это никак не отреагировали и оставили этот факт без внимания.

После оглашения отказа в возбуждении уголовного дела по заявлению Асланбека Унажокова его адвокат Люся Шорова отметила, что на видеозаписях первой и второй проверок показаний на месте у ее подзащитного заметны расцарапанный лоб и шишка на голове. «Ни Урусов, ни Унажоков у меня эпилепсией не страдают, и сами себе таких повреждений нанести не могли», — отметила Шорова.

Адвокат Галина Ланевская возмутилась тем, что сторона обвинения не зачитывает имеющиеся в материалах дела постановления об отмене отказа в возбуждении уголовного дела.

Подсудимый Альбиян Малышев заявил, что у половины из 71 задержанных были побои и впоследствии количество избитых только увеличивалось. «Ходят, падают у нас в городе, бьются головой о ступеньки», — подметил Малышев, иронизируя над одинаковыми показаниями сотрудников правоохранительных органов.

Адвокат подсудимого Эдуарда Миронова Олег Келеметов заявил, что отказы в возбуждении уголовного дела против полицейских к существу рассматриваемого дела не относятся и сторона обвинения умышленно затягивает процесс. «Есть итоговое кассационное определение Нальчикского городского суда по этому вопросу, и какой смысл зачитывать все отказы, вынесенные до этого?» — поинтересовался Келеметов. Судья Гориславская дала возможность обвинителю ответить адвокату. Чибинева сказала, что все постановления оглашаются, поскольку Миронов неоднократно делал заявления о применении к нему насилия, даже во время конвоирования. Заявления были занесены в протокол и направлены судом для проверки в прокуратуру.

Следственный Комитет и Нальчикский городской суд отказали Аслану Замаеву в возбуждении уголовного дела, несмотря на заключения судмедэкспертизы о заметных ранах на голове и кровоподтеках на грудной клетке. Адвокат Галина Ланевская заявила: «Он явился с явкой с повинной 26 октября 2005 года, а уже 28 октября он якобы упал с лестницы. Я считаю, что и определение, и постановление суда формальны. В общем, игра была с законом. Видя бесполезность обращений в суды, мы и не стали дальше обжаловать».

Гособвинитель Чибинева заметила, что адвокат фактически оспаривает вступившее в силу решения суда, а это недопустимо.

Большинство отказов возбудить уголовное дело против сотрудников правоохранительных органов было мотивировано отсутствием событий и состава преступления. Одни заявления о возбуждении уголовного дела были отклонены за истечением срока давности, другие не подлежат обжалованию по ст. 125 УПК РФ, поскольку речь идет о действии конвоя.

28 и 30 мая заседания не состоялись в связи с болезнью адвоката Р. Эльжарукаева. Следующее заседание было назначено на 3 июня.

3 июня

В начале заседания судья Галина Гориславская зачитала ответ на запрос о состоянии здоровья подсудимого Заура Тохова, полученный из Республиканской клинической больницы КБР 23 мая 2013 года. В письме сказано, что в предыдущем медицинском заключении не хватало подписей некоторых членов врачебной комиссии, так как они были в отпуске или в командировке (напомним, что в прошлом заключении утверждалось, что у Тохова есть заболевания, препятствующие его содержанию под стражей). На этот раз комиссия заключила, что у Тохова нет заболеваний, включенных в список тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.

Гособвинитель Ольга Чибинева заявила ходатайство об оглашении и приобщении к материалам уголовного дела постановлений о прекращении уголовных дел в отношении Зейтуна Султанова, Анзора Астемирова, Руслана Одижева, Рустама Маммеева, Ахмадьи Малкарова и Валерия Этезова в связи с их смертью.

Судья отметила, что в постановлении о прекращении уголовного дела Руслана Одижева нет подписи эксперта.

Сторона защиты попросила время на ознакомление с документами. Был объявлен 10-минутный перерыв.

В ходе перерыва сложилась неожиданная ситуация: секретарь суда не передал копии постановлений адвокатам, а адвокаты, в свою очередь, не посчитали возможным подойти к секретарю и ознакомиться с постановлениями. Адвокат Марина Ахметова заявила, что за десять минут невозможно прочитать все постановления, одно из которых на пятидесяти страницах. Ее поддержал адвокат Магомед Гагиев: «Постановления действительно объемные. Мы не можем все вместе подойти к секретарю и, сидя на головах, на плечах, читать эти постановления. Вы должны создать для этого необходимые условия. Существует порядок, когда копии документов передаются для ознакомления сторонам через судебных приставов. Естественно, нам нужно изучить это все и выразить свое обоснованное мнение».

После небольшого совещания судья предложила стороне защиты высказать свои замечания по ходатайству о приобщении постановлений в 15:00.

Далее обвинитель Ольга Чибинева попросила суд приобщить копию материалов из уголовного дела в отношении Мурата Карданова. Это дело было прекращено 31 декабря 2010 года в связи со смертью обвиняемого.

Адвокат Татьяна Псомиади поинтересовалась у гособвинения, для чего они просят приобщить эти материалы, какую юридическую и смысловую нагрузку они несут. Чибинева ответила, что Карданов участвовал в нападении на здание МВД, потом скрывался три года, был впоследствии задержан. Уголовное дело в отношении него было прекращено в связи с его смертью от туберкулеза. Псомиади отметила, что не просила сторону обвинения пересказывать всю судьбу Мурата Карданова, и повторила вопрос. Судья поддержала адвоката и попросила прокурора уточнить, какое доказательственное значение имеет этот документ, что он должен подтвердить. Чибинева, перебив судью, раздраженно ответила: «Они [документы] должны подтвердить участие Карданова в группе, которая нападала на МВД. И он стрелял по зданию МВД из гранатомета. По указанию [Заура] Кушхова». Судья спросила: «Мы должны исследовать доказанность вины Карданова?». Чибинева ответила: «Нет, не Карданова. В том числе и доказанность вины тех лиц, кто в настоящее время является подсудимым. Он [Карданов] вместе с ними принимал участие в нападении на МВД. И в тех документах, которые мы представляем, имеются сведения об их участии вместе с ним в нападении на МВД».

Гособвинитель заявила очередное ходатайство о приобщении к материалам дела компакт-диска с записями обращений Анзора Астемирова в период с 2006 по 2010 годы, полученный по запросу стороны обвинения из УФСБ России по КБР.

Далее судья предоставила слово подсудимому Мурату Каширгову. Он заявил, что 17 апреля 2013 года подал две жалобы – на имя прокурора КБР О. Жарикова и председателя Следственного Комитета РФ А. Бастрыкина – по факту незаконных действий администрации СИЗО №1 г. Нальчика. По сегодняшний день Каширгов не получил исходящие листы о выходе жалоб с территории СИЗО. В связи с этим он несколько раз обращался с письменными заявлениями к начальнику СИЗО В. Солодовникову. Каширгов заявил: «Ввиду того, что состав суда контролирует здоровье подсудимых, я информирую, что объявил голодовку, которую буду соблюдать до восстановления моих конституционных прав, т.е. до вручения мне исходящих листков и личной встречи с прокурором по надзору в УИС. На голодовке находятся также Каплан Мидов, Хасанби Хупсиргенов, Аслан Унажоков, Руслан Кучменов, Хабас Емкужев и другие». Адвокат Люся Шорова попросила запротоколировать это заявление.

Судья объявила перерыв до 15:00, чтобы сторона защиты и подсудимые ознакомились с постановлениями о прекращении уголовных дел.

После перерыва судья вернулась к ходатайству прокурора Чибиневой о просмотре и приобщении к материалам дела диска с записями обращений Анзора Астемирова. Гориславская осведомилась у обвинителя, что именно должны подтвердить либо опровергнуть записи обращений Астемирова. Чибинева ответила: «В его выступлениях, возможно, содержится информация о целях, которые преследовала та группа людей, которую он возглавлял 13 октября [2005 года], которые совершили нападение на правоохранительные органы г. Нальчика».

Адвокат Татьяна Псомиади высказалась против удовлетворения заявленного до перерыва ходатайства о приобщении шести постановлений о прекращении уголовных дел в отношении З. Султанова, А. Астемирова, Р. Одижева, Р. Маммеева, А. Малкарова и В. Этезова в связи с их смертью. «То обстоятельство, что Зейтун Султанов, Анзор Астемиров, Руслан Одижев, Рустам Маммеев, Ахмадья Малкаров и Валерий Этезов находились в розыске, а затем были уничтожены, не придают какого-либо доказательственного значения в установлении вины наших подзащитных. Эти обстоятельства общеизвестны и доказыванию не подлежат. Каких-либо иных причин, чем вызвано данное ходатайство, не представлено»

Затем Псомиади зачитала пп. 2.2, 3.2 Постановления Конституционного суда РФ от 14 июля 2011 года №16-II и сделала следующий вывод: «В данном случае постановления о прекращении уголовных дел в связи со смертью не подменяют собой приговор суда, и, следовательно, не являются актом, устанавливающим виновность умерших. При любых обстоятельствах ссылка на незаконное постановление и ссылка на обстоятельства, которые указаны в данных постановлениях, не могут быть признаны судом в качестве доказательства». Татьяна Псомиади попросила приобщить письменное возражение к материалам дела.

Подсудимый Даниил Хамуков также высказался против приобщения постановлений, так как материал в отношении указанных людей выделен в отдельное производство.

После десятиминутного совещания судья частично удовлетворила ходатайство гособвинителя и приобщила пять постановлений из шести, исключив постановления в отношении Руслана Одижева из-за ненадлежащего оформления документа.

Далее Ольга Чибинева начала зачитывать постановления о прекращении уголовных дел.

По поводу ходатайства стороны обвинения о приобщении копии материалов из уголовного дела в отношении Карданова адвокат Псомиади заявила, что дело Карданова — выделенный в отдельное производство материал, по которому нет судебного решения. Действительно, по уголовному делу в отношении Карданова, прекращенному в связи с его смертью, нет такой оценки материалов дела, которую можно было бы использовать в настоящем процессе.

Судья частично удовлетворила ходатайство прокурора Чибиневой, разрешив исследовать в судебном заседании копию постановления об отмене постановления о прекращении уголовного дела в отношении Карданова, постановление о выделении материалов дела в отношении Карданова в отдельное производство, копию свидетельства о его смерти и постановление о прекращении уголовного дела в отношении Карданова.

Ходатайства прокуратуры об исследовании и оглашении иных документов судья отклонила за необоснованностью.

По ходатайству обвинения о просмотре диска с обращениями Астемирова сторона защиты также высказала возражения. По мнению адвоката Татьяны Псомиади, происхождение этого диска неизвестно, установить, взяты ли эти записи с перечисленных сайтов, не представляется возможным. Адвокат не понимает, что помешало стороне обвинения представить эти записи участникам процесса ранее. Кроме того, экспертного заключения о достоверности этих записей нет.

Адвокат Казбек Даттеев поддержал коллегу. Он отметил, что некоторые обращения датированы 2010 годом, а рассматриваемые события произошли в 2005 году. Подсудимый Мурад Мидов добавил, что к видеозаписи должны прилагаться заключение эксперта о том, что это не видеомонтаж, а также сравнительное исследование, действительно ли человек на видео является Анзором Астемировым. Подсудимый Азамат Канчукоев также возразил: «Оно [ходатайство] к нам отношения не имеет. К кому обращался Анзор Астемиров? Мы были здесь, Астемиров – в розыске. К чему призывал Астемиров, к кому обращался – к нам никак не относится».

Судья разрешила просмотр шести видеозаписей с обращениями Астемирова. После просмотра роликов судебное заседание закрылось.

4 июня

Судья Галина Гориславская поинтересовалась у сторон процесса, есть ли замечания по поводу просмотренных накануне видеороликов с обращениями Анзора Астемирова.

Со стороны защиты с комментариями выступили несколько адвокатов. Татьяна Псомиади отметила, что речь на записи была частично на арабском и тюркском языках. Имели место перерывы в записи. По мнению адвоката Казбека Даттеева, неясно, к кому конкретно обращается человек на видео. В деле нет экспертизы, которая бы доказывала, что на записи действительно Анзор Астемиров. Даже если это действительно он и если он обращается к подсудимым, то они с 2005 года были под стражей и возможности просмотреть эти обращения не имели.

Адвокат Рита Геляева подчеркнула, что сторона обвинения ходатайствовала о просмотре видеозаписей с участием Анзора Астемирова, однако на последней записи был виден человек, который в титрах именуется как Муса Мукожев. Между тем разрешение на просмотр записи с участием Мукожева суд не давал.

Адвокат Марина Ахметова отметила, что неизвестно, когда были сделаны эти записи, неизвестен источник этой информации, не указан адрес размещения роликов в сети. По ее словам, материалы не соответствуют требованиям, предъявляемым к доказательствам в уголовном процессе. Ахметова также подчеркнула, что записи не содержат призывов к джихаду или свержению конституционного строя.

Адвокат Олег Келеметов поддержал коллег: «Не имеется также портретно-художественной экспертизы, доказывающей, что на видеороликах изображен Анзор Астемиров». Адвокат высказал сожаление в связи с тем, что суд отклоняет как доказательства прочие видеозаписи, например сделанную Азаматом Акхубековым, а видеозаписи неустановленного лица, неизвестно где полученные, исследуются и приобщаются к делу.

Затем гособвинитель Ольга Чибинева заявила ходатайство об обозрении и приобщении к материалам уголовного дела протокола осмотра предметов и документов, изъятых из автомашины «Лада Самара», постановления о приобщении к уголовному делу вещественных доказательств (оба документа датированы 1 ноября 2005 года), а также самих вещественных доказательств, опечатанных, в черном пластиковом пакете (эпизод о нападении на здание ФСБ). Документы и вещественные доказательства были истребованы из основного уголовного дела по нападению на Нальчик.

Сторона защиты, а также некоторые подсудимые изъявили желание ознакомиться с этими документами. После изучения адвокат Татьяна Псомиади выразила сомнение в том, что постановление о приобщении вещественных доказательств было подшито к уголовному делу. На документе нет ни следов, ни отметин, которые бы показывали, что документ взят из уголовного дела. Ольга Чибинева не смогла пояснить, почему на документе нет следов прошивки. «Не мы их изготавливали!» — сказала она.

Получив документы, судья Галина Гориславская заявила, что протокол осмотра от 1 ноября 2005 года является оригиналом, а список изъятых предметов и документов — ксерокопией. Почему суду представлена копия второго документа, а не оригинал, Чибинева пояснить не смогла. Судья отклонила ходатайство из-за ненадлежащего оформления документов. Прокурор попросила время для исправления ошибки и пообещала представить суду корректно оформленный документ в понедельник.

По ходатайству гособвинения суд отложил исследование доказательств прокуратуры до понедельника, 10 июня.

Судья осведомилась, есть ли у стороны защиты ходатайства. Адвокат Алим Биттиров заявил ходатайство о вызове в суд в качестве свидетелей родителей своего подзащитного Расула Ногерова, которые могут подтвердить его алиби. Несмотря на возражения прокурора, судья удовлетворила ходатайство и назначила опрос свидетелей Ногеровых на 10 июня.

Адвокат Олег Келеметов поинтересовался у судьи, как обстоят дела с вызовом в суд экс-главы МВД РФ по КБР Хачима Шогенова: «Мы помним, что судом действительно предпринимались все усилия [чтобы вызвать в суд и допросить Шогенова], но, раз судебное следствие уже заканчивается, хотелось бы узнать, есть ли реальный шанс?» Судья ответила: «Мы повторно послали запрос и получили ответ за подписью Николая Григорьевича Жигуна, заместителя начальника Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому Федеральному округу. По имеющейся информации, экс-глава МВД Хачим Шогенов находится на лечении в медучреждениях системы МВД России. Поскольку [из-за проблем] в обеспечении безопасности данного свидетеля более подробную информацию сложно запросить, мы попросили уточнить по возможности регион и длительность этого лечения. Поэтому мы ждем уточнения данного ответа».

Татьяна Псомиади в очередной раз попросила установить, где находится сотрудник Центра по борьбе с экстремизмом Мустафа Раджабов, работавший в 2005 году в РУБОП, и вызвать его в суд в качестве свидетеля.

Подсудимый Каплан Мидов ходатайствовал о вызове в суд четверых свидетелей. Он не уточнил, кого именно, и попросил, чтобы ему предоставили возможность передать ходатайство позднее письменно через администрацию следственного изолятора.

Подсудимый Аслан Беров с разрешения судьи зачитал письменное обращение, которое он попросил приобщить к материалам уголовного дела. В нем он упоминает постановление Госдумы РФ от 22 сентября 2006 года, в соответствии с которым не возбуждаются или прекращаются уголовные дела в отношении лиц, которые совершили преступления в период проведения контртеррористических операций на территории субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного Федерального округа, и которые добровольно отказались от участия в незаконных вооруженных формированиях либо устойчивых вооруженных группах. «Получается так, что обвиняемые по данному эпизоду фактически лишены, наравне с остальными, права на рассмотрение возможности применения данной амнистии… В данном постановлении, в соответствии с которым были раннее освобождены 15 человек, имеется пункт 8, в котором сказано, что «решение о применении либо неприменении акта об амнистии принимается в отношении каждого лица индивидуально. При отсутствии необходимых сведений об этом лице рассмотрение вопроса о применении к нему акта об амнистии откладывается до получения дополнительных материалов». Исходя из этого, хотел бы еще раз напомнить, что нас, восьмерых подсудимых, лишили права на индивидуальное принятие решения о применении либо неприменении данного акт об амнистии».

Беров также отметил, что есть достаточно оснований для применения амнистии в отношении него и Асланбека Бештоева, а именно: явка с повинной, добровольный отказ от совершения преступления, активное способствование раскрытию преступления, отсутствие противоречий в показаниях, данных на суде и на стадии предварительного следствия.

Письменный вариант обращения Беров попросил приобщить к материалам дела.

Судья Гориславская поинтересовалась у подсудимого, ходатайствует ли он о том, чтобы суд сейчас, на стадии судебного следствия, принял решение о возможности применения к нему акта амнистии. Беров ответил, что можно подождать до понедельника: «В соответствии с УПК, когда данных достаточно, суд имеет права применять акт амнистии на любой стадии судопроизводства».

Сторона защиты поддержала это ходатайство, а сторона обвинения попросила отложить оглашение своей позиции по ходатайству до понедельника.

Судья объявила перерыв до 10 июня.

Отчеты о предыдущих заседаниях см. на сайте ПЦ «Мемориал»: http://www.memo.ru/d/155646.html,http://www.memo.ru/d/153413.html, http://www.memo.ru/d/158400.html.

0 Распечатать

Наверх