05 февраля 2014 2046 2

Дагестанский ОМОН: теперь и в Санкт-Петербурге

Как из здравой инициативы сделать страшилку для общества
Фото: img-fotki.yandex.ru
Фото: img-fotki.yandex.ru

usahlkaro Петр Бринский Автор статьи

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко 4 февраля подписал решения Координационного совещания по обеспечению безопасности. В числе решений в частности содержится указание органам власти совместно с ГУВД проработать возможность включения в состав молодежных отрядов правопорядка представителей Северо-Кавказского региона РФ, постоянно проживающих в Петербурге. Информагентство «Росбалт»  уже успело назвать эти гипотетические отряды «кавказскими патрулями». О чем же на самом деле идет речь?  

Лечи подобное подобным

Логика властей, пытающихся привлечь представителей диаспор к борьбе с преступностью, абсолютно ясна и понятна. Кто, как не соплеменник, сможет объяснить правонарушителю на родном языке, в чем именно тот не прав? Кто сможет воззвать к чести семьи и рода? Кто сможет быстро разобраться в причинах возникновения конфликта, которые могут быть непонятными представителю другой культуры? Так мыслят власти.

Логика националистов, усиленно протестующих против привлечения выходцев с Северного Кавказа к патрулированию улиц, тоже в общем вполне объяснима. На чью сторону скорее всего встанут кавказцы из патруля в гипотетическом межнациональном конфликте? Чью точку зрения будут защищать перед полицией и следователями? Обоснованности этим опасениям добавляют широко освещавшиеся в СМИ «гастроли» чеченских милиционеров в прошлом десятилетии. К чести чеченской полиции надо сказать, что в последнее время такие инциденты происходят всё реже, но негативная память, она, увы, долгая.

На самом деле, уязвимые позиции есть у обеих сторон – на них и остановимся.

В чем не правы власти – они хотят включать представителей диаспор в молодежные отряды. Получается, что это будут такие же молодые люди. А они совершенно не являются авторитетом для ровесников. Скорее наоборот - раздражающим фактором. И в результате эффект будет противоположным ожиданиям как властей, так и националистов: «облеченный властью» северокавказский представитель патруля в жесткой форме потребует от другого такого же молодого и активного кавказца прекратить, условно говоря, приставать к девушке, тот его пошлет куда подальше – и в результате возникнет драка между земляками. А если они к тому же не земляки, а выходцы из соседних республик?

Это для среднестатистического чиновника все кавказцы на одно лицо. Между тем вряд ли для чеченца будет авторитетом черкес, а для карачаевца – лакинец. А уж если осетин попытается «пристыдить» ингуша или наоборот – межнациональный конфликт гарантирован.

В чем неправы националисты – многие из них живут в двухцветном мире, где на первом месте голос крови и земли, а на втором – всё остальное. Они готовы простить русскому всё что угодно, только потому, что он – русский. В рамках этой логики для них не подлежит сомнению то, что один кавказец, не разбираясь, вступится за другого кавказца, потому что тот «свой». Но это не так – для законопослушных представителей диаспор, которых большинство, молодые «отморозки» являются вовсе не «своими», а, скорее, «позором нации». Конечно, есть там и свои националисты, но вряд ли они захотят участвовать в каких-то там молодежных патрулях.

Поэтому оптимальным решением будет не включать молодых кавказцев в молодежные отряды правопорядка. Да и само создание молодежных «дружин» – не очень хорошая идея. С советских времен известно, что самые адекватные дружинники получаются из мужчин среднего возраста. Вчерашние подростки слишком агрессивны и нетерпимы, а временами так и вообще неадекватны. А задача милиции (теперь в России можно называть членов общественных отрядов правопорядка их истинным названием) – предотвращение конфликтов, а не их эскалация.

Но, безусловно, и у полицейских, и у дружинников должен быть номер телефона на самом деле авторитетного человека, который способен словом остановить зарвавшихся юнцов. Вот только сообщать об этом публике следует крайне аккуратно. В Ханты-Мансийском автономного округе – Югре таким образом из одной неаккуратной фразы родился «дагестанский ОМОН», которым до сих пор продолжают пугать как югорчан, так и жителей других регионов России.

Дело было в Сургуте

Летом прошлого года председатель общественного объединения «Национально-культурная автономия представителей республики Дагестан в Сургуте» Александр Зубаиров предложил создать «мобильные группы», которые будут заниматься урегулированием конфликтов с участием выходцев из республики.

«Такой разговор шел на уровне актива организации. Сейчас очень много критики идет в сторону дагестанцев, и нередко критики обоснованной. И на нее нужно правильно реагировать. Мобильные группы позволят выявлять хулиганов среди дагестанцев, выезжать на место и проводить с ними воспитательные мероприятия», – заявил тогда Зубаиров.

На этом ему стоило бы и остановиться. Но нет – он решил расширить и углубить свою мысль, а также успокоить тех, кто было подумал, что мобильные группы будут применять силу: «Поймите, мы не собираемся создавать ОМОН. Это будет что-то вроде добровольной народной дружины, люди будут работать без оружия, на общественных началах. При необходимости будем привлекать правоохранительные органы. Надо, чтобы люди задумались о том, что пора уже бросать нарушать общественный порядок, надо жить по уставу той местности, где ты живешь».

После этого словосочетание «дагестанский ОМОН» стало крайне популярным в среде как югорских, так и других националистов. Причем в фантазиях комментаторов появились уже не мобильные группы, а вполне настоящий ОМОН из Дагестана, который якобы будет приезжать в Югру вахтовым методом – подобно тому, как полицейские из центральных регионов России регулярно отправляются в командировки на Кавказ.

Югорские власти устали опровергать нелепые слухи, ушел в информационную тень автор неплохой, в целом, идеи Зубаиров, а виртуальный «дагестанский ОМОН» продолжал патрулировать улицы городов в фантазиях националистически настроенных блогеров.

То же самое произошло и с инициативой в Санкт-Петербурге. Предложение губернатора рассмотреть теоретическую возможность включения одного-двух представителей народов Северного Кавказа в достаточно многолюдный молодежный патруль породило  страшные «кавказские патрули». Комментаторы на том же «Росбалте» писали об этом с такими интонациями, как будто решение уже принято, и совсем скоро страшные бородатые абреки с кинжалами и в черкесках выйдут на Невский и начнут спрашивать прохожих: «Регистрация есть?» 

Есть инициативы, которые должны оставаться непубличными – и методы, которыми полицейские борются с преступниками (если эти методы не противоречат закону), среди них. Если представители диаспор помогли предотвратить преступление или раскрыть его – об этом, безусловно, надо сообщать. А любая публичная инициатива на эту тему приведет к рождению «дагестанского ОМОНа» или «кавказских патрулей». Общество к этому пока не готово. А почему оно не готово – другой вопрос, над решением которого всем нам работать еще очень долго.

0 Распечатать

Эскобар Пабло 05 февраля 2014, 21:41

А казачьё , это что, не дружины? Афтору с трудом удаётся сдерживать свой негатив к кавказцам!

0
Народ Аргунский 08 февраля 2014, 12:23

Идея хорошая,лишь бы не получилось как всегда(по Черномырдину)

0

Оставить комментарий:

Наверх