20 марта 1095 1

Дагестанка, попавшая под программу «Ветхое жильё», просит помощи у Максима Шевченко

О включении дома в программу «Ветхое жилье» переселенцы узнали от представителя городской администрации, внезапно пришедшего к ним в марте 2015 года

usahlkaro КАВПОЛИТ Автор статьи

В Махачкале жилец дома по ул. Заманова, 24 Сакинат Раджабдибирова, попавшая под программу «Ветхое жилье», отказывается переселяться в предлагаемый муниципалитетом район и просит помочь ей в этом журналиста Максима Шевченко

Как сообщила Раджабдибирова корреспонденту КАВПОЛИТа, в 1998 году она приобрела квартиру в двухэтажном каменном доме, который включен в архитектурный фонд музея им. Тахо-Годи. Фундамент здания, по её мнению, стоит крепко, трещин нет (что является одним из требований признания дома аварийным). Также силами жильцов проведен ремонт подъездов, произведена замена газо-, электро- и водопроводных труб.

«Мы полностью освежили ремонт: нанесли штукатурку на стены, потолки, обновили полы. Если дом был бы аварийным, разве я купила бы там квартиру своим детям? Я не настолько глупа. Я заслуженный экономист Республики Дагестан. Десятки лет отдала и партийной, и советской, хозяйственной деятельности.

А сейчас, когда я устроила дочку, обжилась, мне сообщают, что нас переселяют в новостройку в район ипподрома. Я не собираюсь туда переезжать. За 52 года моей службы, я не получила квартиру. Не потому, что я не заслужила, а потому, что в Ботлихе, где я работала, социальное жилье не строилось. А просить коммуналку в городской местности я не стала, потому что не привычно просить. В те годы нас воспитали так», – рассказывает женщина.

Между тем, акта об признании дома аварийным никто из жильцов не видел, однако этот статус здание получило еще в 2011 году. При этом за последние пять лет в этой двухэтажке квартиры купили еще два человека. Последняя покупка в этом доме была совершена в 2016 году.

О включении дома в программу «Ветхое жилье» переселенцы узнали от представителя городской администрации, внезапно пришедшего к ним в марте 2015 года.

Когда жильцы потребовали показать им документацию, подтверждающую ветхость их жилого сектора, он фактически ушел от прямого ответа: указал на незаконность увеличения придомовой площади посредством пристроек, пригрозив тем, что «этот номер у них не пройдет».

Переселенцы решили напрямую обратиться в мэрию Махачкалы. Оттуда их перенаправили в Управление по жилищным вопросам. Там заявителям выдали предварительный договор о переселении, но те отказались подписывать. Тогда им предложили написать отказ, что они и сделали.

Однако позже выяснилось, что в договоре мелким шрифтом указано, что тем, кто отказался переселиться будет выплачена NN-ая сумма денег. Вовремя увидев эту хитрость, Раджабдибирова порвала документ, чем вызвала недовольство работников Управления.

Ощутив своё бессилие, махачкалинка обратилась к известному журналисту и правозащитнику Максиму Шевченко: «Я давно за ним наблюдаю. Мне приятно, что он защищает интересы дагестанцев, выступая перед президентом Владимиром Путиным. Я очень благодарна ему за это. И очень хотела бы с ним встретиться.

И хотелось бы сказать ещё одно: обидно даже не то, что я теряю свои 42 квадратных метра (хотя ни за что не переселюсь туда) мне обидно, что в 52 года я оказалась в государстве, где никаких прав не имею. А программа, которая направлена на улучшение жилищных условий людей, почти на 80% превратилась не в помощь, а в беду!»

1 Распечатать

Yusupoff 20 марта 2017, 13:55

Поможет ли это?
Помнится на ул.Азиза Алиева тоже стояли прочные каменные двухэтажки. Жителей разными способами)где подкуп,где были даже угрозы) ,но насколько известно со всеми рассчитались или переселили в новые дома. Теперь на их месте построили многоэтажные высотки.
Скорее и на дом на ул.Заманова кто то из застройщиков, аффилированный с городской властью, положил глаз..

0

Оставить комментарий:

Наверх