24 сентября
24 февраля 8049 0

Дагестан: в новое время со старыми бедами

Делегаты СПЧ, посетившие Дагестан, отметили, что  республика шагает в новое время со старыми проблемами

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Четыре дня Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека принимал в Дагестане граждан. Более 70 человек каждый день толпились в коридорах и ожидали очереди на прием. А совет работал до поздней ночи. Делегаты посещали социальные учреждения, СИЗО и встречались с журналистами. Это уже третий визит правозащитников в Дагестан и как отметили гости, в регионе меняются главы, чиновники, уходят кланы, но проблемы и трагедии граждан остаются неизменными и никем не решенные.

Корреспондент КАВПОЛИТа побывал на двух мероприятий, в которых участвовал СПЧ, общественные деятели и журналисты, где обсуждались самые больные вопросы граждан и общества в целом. 20 февраля состоялась встреча СПЧ с представителями СМИ, где обсуждали нарушение прав журналистов, преследование и убийства сотрудников средств массовой информации. А в завершении визита правозащитники провели 22 февраля круглый стол на тему «Развитие гражданского контроля и взаимодействия гражданского общества с органами власти».

Несгибаемые и неубиваемые

20 февраля редактора СМИ и журналисты собрались в конференц-зале черновика. Главной темой дня было нарушение прав сотрудников СМИ и нераскрытые убийства 17 дагестанских журналистов. Член СПЧ Максим Шевченко заявил, что сейчас журналистское сообщество должно объединиться, чтобы потребовать у власти раскрыть гибель коллег. 

Заседание Совета по правам человека в Дагестане. Фото: Фаина Качабекова/ КАВПОЛИТ

«Мы дали обещание над могилой Хаджимурада Камалова, что его убийцы будут сидеть на скамье подсудимых не за коррупцию, а за убийство. Мы все знаем имена наших коллег, которые пали на своем «боевом посту», и мы не должны забывать и прощать убийства наших товарищей. Убийцы и заказчики должны быть наказаны, и общество должно знать их имена.

Сегодня, с приходом нового руководства, у журналистов еще раз появилась возможность потребовать от власти и правоохранительных органов, в том числе и ФСБ, найти убийц наших друзей. Пусть следственные мероприятия, которые саботировались все эти годы, возобновятся, и материалы будут переданы в Москву, специальным следственным подразделениям. Нам необходимо отстаивать эту позицию.

Напомню, что Рамазан Абдулатипов, заявил Владимиру Путину о том, что все 11 дел убийств дагестанских журналистов расследованы. Он открыто лгал президенту Российской Федерации. Эта ложь меня возмутила и подтолкнула к жесткой позиции в отношении  предыдущего руководства республики» –  заявил Шевченко.

Член совета по правам человека, также отметил, что председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, не сделал ни одного заявления о расследовании гибели журналистов. При этом подчеркнул, что Дагестан первый регион в рейтинге по количеству убитых сотрудников СМИ.

Мы дали обещание над могилой Хаджимурада Камалова, что его убийцы будут сидеть на скамье подсудимых не за коррупцию, а за убийство

О судьбе расследования убийства директора ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилова в ходе встречи рассказал его сын. По словам родственника, уже 10 лет дело не сдвигается с мертвой точки.

«Нам ничего не удалось добиться. Единственное, что смогли это не допустили посадить невиновных ребят, которых хотели сделать козлами отпущения в этом деле. И не дали возможность этим непорядочным сотрудникам правоохранительных органов объявить, что преступление раскрыто. Генпрокурор Юрий Чайка после убийства отца сразу взял под личный контроль расследование. Прошло 10 лет убийство до сих пор не раскрыто. Я не знаю, как это назвать: нежелание, неумение, трусость?» – заявил Шамиль Абашилов сын убитого.

Абашилов попросил у членов совету по правам человека добиваться передаче расследований этих дел в главное следственное управление РФ. А также обратиться к Генпрокурору Юрию Чайке с просьбой провести прокурорскую проверку по бездействию следственных органов в раскрытии дел гибели журналистов.

Максим Шевченко добавил, что при этом необходимо, чтобы деятельность следователей сопровождал надзор ФСБ. А так же вспомнил о пустых обещаниях относительно расследовании гибели сотрудников СМИ.

«Когда был убит Ахмеднаби Ахмеднабиев, мы были в тот момент в Грозном. Там Ченчик рассказывал, что журналисты плохо работают, и рекомендовал нам быть хорошими гражданами. Когда пришло сообщение о смерти Ахмеднабиева, я встал и сообщил: сегодня был убит журналист «Нового дела». Ченчик растерялся, но сказал, что дает слово офицера, что его убийство будет раскрыто» – сказал Шевченко.

Я вел определенное журналистское расследование, связанное с деятельностью МВД республики, - Магомед Магомедов

В свою очередь правозащитник Леонид Никитинский отметил, что гибель сотрудников СМИ всегда связана с профессией: либо это месть, либо воспрепятствование деятельности журналистов. И, по его мнению, необходимо добиваться того, чтобы убийства журналистов возбуждали по 277 статьи УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля». Поскольку работа журналиста опасна и связана с интересами общества. 

Заседание Совета по правам человека в Дагестане. Фото: Фаина Качабекова/ КАВПОЛИТ

Какими методами усмиряют слишком активных и бесстрашных журналистов в настоявшее время, рассказал сотрудник газеты «Новое дело» Магомед Магомедов. По его словам, ему с трудом удалось выпутаться из неприятностей, но он до сих пор не может добиться наказания обидчиков.

«Я вел определенное журналистское расследование, связанное с деятельностью МВД республики. И мой телефон поставили на прослушивание. В один день меня задерживают, подбрасывают оружие, ставят на профучет, и объявляют экстремистом. Я находился в РОВД, ко мне не впускали адвоката.

В СИЗО меня разместили в отсеке для самых опасных преступников. Мне удалось выйти и доказать свою невиновность. У меня есть решение суда, согласно которому меня сняли с профучета. Мы в суде доказали, что действия правоохранительных органов по отношению ко мне были незаконными.

Однако мы не можем привлечь этих людей к ответственности. То есть, я хочу сказать, что сейчас с неугодными здесь поступают так: подбрасывают оружие, заводят дело, объявляют экстремистами и пытаются дискредитировать» – сетует Магомедов.


Не могли обойти стороной и проблемы взаимодействия СМИ с органами власти и силовыми структурами. По словам сотрудников изданий, чиновники и правоохранители попросту игнорируют их запросы. Не предоставляют информацию или же отвечают, нарушая все сроки.

Спустя полтора часа бурных обсуждений итог подвел Михаил Федотов, отметив, что дагестанская журналистика вопреки давлению самая несгибаемая и неубиваемая.     

Профучет вроде есть, а вроде и нет

Большую часть круглого стола на тему «Развитие гражданского контроля и взаимодействия гражданского общества с органами власти» правозащитники посвятили вопросу профучета и похищении людей в Дагестане.

В республике Дагестан безвести пропавшими числятся 302 человека

Член совета Александр Мукомолов заявил, что некоторые случаи исчезновения людей и смерти, в результате боевых действий, вызывают сомнения и недоверие к некоторым структурам.

«В республике Дагестан безвести пропавшими числятся 302 человека. Наша задача не только констатировать факт и составлять списки, мы должны оказать максимальное содействие, в расследовании этих дел. В 2016 году в Хасавюрте сначала пропало 4 человека, затем через неделю еще 4 человека пропали в Каспийске на трассе. А потом все эти люди были обнаружены в Гудерместском районе Чечни, где якобы произошел бой и все 8 человек сгорели в двух машинах. В этом деле очень много фактуры, которая вызывает сомнения. И подрывает доверие к определенным структурам» – сказал Мукомолов.

Михаил Федотов отметил, что в Дагестане профилактический учет находится под какой-то тайной

В ответ, заместитель руководителя следственного управления СК РФ по Республике Дагестан Олег Потанин заявил, что дело гибели восьми человек из Хасавюрта и Каспийска на данном этапе расследуется.

Следователи выясняют, являются ли данные люди боевиками или их смерть была инсценировкой боя. Он обещал, что дело будет раскрыто, а так же упомянул о том, что расследуется и дело о расстреле братьев Гасангусейноных. Однако когда общественность сможет увидеть результаты работы, Потанин не сообщил.

Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов отметил, что в Дагестане профилактический учет находится под какой-то тайной. Он зачитал представителям правоохранительных структур противоречивые документы и попросил прокомментировать их.

Именно профилактический учет в Дагестане в том виде, в котором сейчас существует, взращивает экстремистов, - Расул Кадиев

«Я держу в руках бумаги, которые получил вчера в Хасваюрте, я прочитаю то, что там написано и попрошу прокомментировать их прокуратуру. Прокуратурой Казбековского района было рассмотрено обращение гражданина о неправомерных действиях сотрудников ОМВД по Казбековскому району, где сообщалось, что профилактический учет в Казбековском районе не ведется.

Теперь другой документ: фамилия имя гражданина, раздел: профучет, категория – экстремист. Орган, поставивший на профучет: ОМВД по Казбековскому району. Дата прекращения дела: 12 декабря 2070 года, заведено 12 марта 2016 года» – резюмировал Федотов.

Однако представитель прокуратуры не смог дать ответ по данным документам и заявил, что без изучения материалов ничего сказать не может.

Вопрос профучета это и социально-экономический вопрос, - Расул Кадиев

По мнению адвоката Расула Кадиева, именно профилактический учет в Дагестане в том виде, в котором сейчас существует, взращивает экстремистов. Более того, как выразился правозащитник, профилактическая мера мешает социально-экономическому развитию региона.

«Вопрос профучета это и социально-экономический вопрос. Ранее МВД Дагестана официально заявляли, что на профучете состоят 40 тысяч человек. Человеку, который состоит на профилактическом учете, запрещают не просто выезд из региона, ему запрещают работать, некоторые люди не могут своих детей устроить в детский сад, школы. Перед республикой стоит вопрос поднятия налоговой базы, а у нас 40 тысячам людей запрещают работать.

Сам профучет приводит к тому, что человек становится боевиком, – заявляет адвокат Расул Кадиев

Вот звонит ко мне мать молодого человека, которого я вытаскивал через комиссию по адаптации. Она говорит, что сын не может устроиться на работу. Вот устроился он в салон сотовой связи, туда пришли люди, велели уволить его, так как он на профучете. А это значит, что мы доводим людей до того, что их стоимость с экономической точки зрения снижается до стоимости боевика. То есть сам профучет приводит к тому, что человек становится боевиком» – заявляет адвокат Расул Кадиев.

Кроме того Кадиев отметил, что в Дагестане не раскрываются имущественные и экономические преступления, именно потому, что все силы брошены на борьбу с экстремизмом.

В свою очередь Федотов напомнил, что в России существует федеральный закон о профилактическом учете, и когда ту практику, которая ведется в Дагестане, приведут в соответствие закону, то все встанет на свое место.

«У человека есть судебное решение, согласно которому, он снят с профилактического учета. При этом его останавливают на постах ГАИ и говорят ему, что он состоит на учете в полиции. Он предоставляет решение суда, говорит, что он уже не профучетный, а ему отвечают: это ты на этой бумаге не состоишь, а по нашим данным состоишь» – говорит Федотов.

Заседание Совета по правам человека в Дагестане. Фото: Фаина Качабекова/ КАВПОЛИТ

Пожаловались на нарушение своих прав и дагестанские адвокаты. Они заявляют, что следователи не предоставляют правозащитникам возможности изучить материалы дела, не допускают к их задержанным доверителям. Адвокатам приходится добиваться удовлетворения ходатайств только через суд, и Генеральную прокуратуру РФ.

Заседание Совета по правам человека в Дагестане. Фото: Фаина Качабекова/ КАВПОЛИТ

Кроме того, ходе мероприятия было заявлено, что в Дагестане существует свой Совет по правам человека, который теперь будет сотрудничать с СПЧ при президенте РФ.

В завершении мероприятия Владимир Иванов руководитель Администрации Главы и Правительства Дагестана сказал, что никто кроме гражданского общества не видит лучше проблемы людей. По его словам, в скором времени, врио главы республики Дагестан Владимир Васильев встретиться с представителями, общественных организаций. Поэтому Иванов порекомендовал дагестанским активистам не просто излагать проблемы, но и предложить пути их решения.

2 Распечатать

Наверх