14 ноября
26 июля 2016 3990 0

Дагестан: собачьи слезы на вес золота

Больных и беспризорных животных в республике становится все больше
Фото: planeta.ru
Фото: planeta.ru

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Центр защиты животных «Зоолайф» не справляется с потоком больных четвероногих. А власти неэффективно распоряжаются средствами, пытаясь решить проблему. Тендер на отлов, который объявил УЖКХ города, в 2015 году привел к антигуманным последствиям – животных отстреливали.

Но в результате ситуация никак не изменилась. А желающих обогатиться за счет государства, используя животных, становится все больше. Зоозащитники не представляют, что им еще сделать, ведь все попытки построить полноценный приют исчерпаны.

Недавно мэр Махачкалы пообещал выделить землю для приюта. Но люди до сих пор ждут, не переставая надеяться на градоначальника. Как выживают покровители четвероногих друзей и их подопечные – в репортаже корреспондента КАВПОЛИТа.

Одни лечат, другие калечат

«Зоолайф» – пристанище от человеческой жестокости для самых беззащитных существ. Сюда попадают только очень больные животные. У каждого питомца в приюте «Зоолайф» своя трагическая судьба. Многие из тех, кого удалось спасти, становятся инвалидами. Таких несчастных в приюте много: сбитые машинами, страдающие инфекционными заболеваниями, замученные и побитые людьми кошки, собаки и даже птицы.

Руководят приютом две хрупкие, но очень стойкие женщины. Ольга Вяткина является директором Центра защиты животных «Зоолайф», а Асият Газибекова управляет приютом и присматривает за животными. КАВПОЛИТ уже писал о тяжелом положении благотворительной организации.

УЖКХ Махачкалы второй год объявляет тендер на отлов животных, но не сообщает об этом в СМИ, чтобы участвовали «свои»

Как и раньше, «Зоолайф» вынужден выживать, им не хватает денег на лекарства, питание и услуги ветеринаров. Спасают только пожертвования неравнодушных граждан. За свой труд зоозащитники не получают ничего, кроме упреков в духе: для начала стоит людям помочь, а животные подождут. Только для помощи гражданам в трудной ситуации есть государство, есть больницы, социальные службы, структуры, которые защищают права и свободы людей. А у четвероногих товарищей нет ничего, и даже окружающие отказывают им в праве на жизнь.

Жестокое обращение с братьями нашими меньшими уже никого не удивляет, даже среди детей. Только зоозащитники никак не могут понять, откуда же столько злости в сердцах дагестанцев. Правда, в последнее время людская злоба – далеко не единственная беда приюта. Под предлогом помощи животным выделяют государственные средства, проводя сомнительные мероприятия. Как известно, на улицах города по-прежнему огромное количество бродячих, больных животных. И несмотря на старания зоозащитников, ситуация не изменится без участия городских властей.

 

 Это Бэни, у него перелом тазовых костей и трещина позвоночника. Фото: Центр защиты животных «Зоолайф»

Формально проблеме уделяют внимание, даже УЖКХ города Махачкалы уже второй год объявляет тендер на отлов животных. В 2015 году на сумму 2 млн 833 тысячи рублей. Выиграла тогда некая компания ООО «Витязь», ее контакты держат в строжайшем секрете, и поговорить с руководством или сотрудниками никому не удается.

Но так как в городе нет муниципального приюта, куда можно было бы привозить отловленных животных, у представителей «Зоолайфа» сразу возникли подозрения, что «Витязь» не станет церемониться и сразу начнет отстрел. Еще в прошлом году заместитель главы администрации Махачкалы Камиль Изиев заверил КАВПОЛИТ, что никто не станет убивать животных. Правда, как говорит директор «Зоолайфа» Ольга Вяткина, ее предположение насчет истинных намерений компании все же оправдались.

Бродячих животных в Махачкале попросту травят, но зоозащитники не могут это доказать

«Эта организация "Витязь", когда выиграла тендер, открыто и показательно убивала животных. Когда мы подали заявление на них в прокуратуру, их деятельность приостановили. Но в этом году они опять участвовали в конкурсе, хотя на сайте, где объявляли тендер, заявка их не прошла. Но с ними все равно был заключен договор, – возмущается руководитель благотворительного общества. – И сейчас по городу животных травят, но доказать, что это делают они, мы не можем.

Если эта компания отлавливает, то где они содержат животных? На этот вопрос нам никто не отвечает. Мы хотели участвовать в тендере, но не успели с документами, я в последний момент узнала о конкурсе. Дело в том, что УЖКХ не сообщает в СМИ, что объявлен тендер. Они не посвящают посторонних в это, между собой разыгрывают».

Все зоозащитники в один голос уже не первый год твердят, что если эти деньги направить на реальную работу, то можно было бы построить уже два приюта, и по городу давно бы перестали бегать бешеные и больные животные. Только вот никто не намерен их слушать, а к денежным конкурсам и близко не подпускают. Быть может, кому-то невыгодно прекратить страдания братьев наших меньших. Ведь если проблема решится раз и навсегда, исчезнет необходимость объявлять тендеры на огромные суммы.

«За братьев наших меньших»

В отчаянии, пожалуй, находятся все покровители животных страны, даже создали петицию с требованием ввести должность уполномоченного по правам животных. Проблема бродячих животных, как оказалось, волнует и будущих ветеринаров республики.

Студентка Дагестанского государственного аграрного университета Камила Усманова с проектом «За братьев наших меньших» стала победителем Всекавказского молодежного форума «Машук-2015», на реализацию идеи выделили 300 тысяч рублей. Многие дагестанские СМИ тут же распространили благую весть об экологическом проекте.

Однако девушка заявила, что в столице нет приюта для животных, и ими никто, кроме небольших инициативных групп, не занимается. Видимо, деятельность общества «Зоолайф» с его приютом девушка всерьез не принимает.

Зачем выделять деньги на проект «За братьев наших меньших», если «Зоолайф» делает ту же работу качественно и бесплатно?

«В Махачкале, как, впрочем, и в других городах Дагестана, нет приютов для бездомных животных. Существуют лишь отдельные инициативные группы вроде нашей, которые хоть как-то пытаются помочь уличным животным. При этом ситуация с бродячими собаками, особенно в Махачкале, уже приобретает катастрофический характер. Их слишком много, люди их боятся, в результате чего предпринимают неадекватные действия, такие как убийство бедных животных.

Что уж говорить, если даже на центральной площади Махачкалы обитает целая стая собак, которые иногда агрессивно реагируют на прохожих. Поэтому мы решили проводить разъяснительные беседы с жителями города, призывая их самим стерилизовать бездомных животных, обитающих во дворах многоэтажных домов, где они проживают», – рассказала руководитель проекта Камила Усманова.

Общество «Зоолайф» в Дагестане функционирует уже давно, во многих городах республики у них есть инициативные группы, которые помогают лечить и пристраивать бездомных животных.

  

  Фото: Центр защиты животных «Зоолайф»

Чтобы как-то убавить агрессивное отношение людей к миру зверей, руководители приюта и его волонтеры устраивают различные акции в помощь животным, проводят разъяснительные беседы со школьниками и студентами. А также призывают население стерилизовать животных и раздают листовки с информацией о процедуре. Поэтому зоозащитники недоумевают, для чего нужно было выделять деньги на проект «За братьев наших меньших», если они делают эту же работу уже долгие годы, качественнее и бесплатно.

Корреспондент КАВПОЛИТа поинтересовался у Камилы Усмановой о результатах и целях ее деятельности.

«Мы проводили агитационную работу среди населения, ходили по дворам города, раздавали листовки с информацией о стерилизации. А также давали животным лекарства, чтобы они не плодились, – рассказала Камила Усманова. – Приводили в ветеринарные клиники бродячих животных, где им проводили операцию стерилизации и кастрации. После этого передерживали животных во дворах частных домов наших знакомых, друзей. В моей команде было 30 человек, и в общем цели проекта достигнуты».
Зачем было тратить деньги гранта, если «Зоолайф» предлагал организовать стерилизацию бесплатно?

По словам Усмановой, о существовании общества «Зоолайф» она знала, но почему не предложила общественной организации сотрудничать с ними, не ответила. Студентка также сообщила, что стерилизацию животных проводили на ветеринарной станции по борьбе с болезнями животных Ленинского района Махачкалы у врача Магомеда Алиева.

Однако слова Усмановой вызывают огромные сомнения у Ольги Вяткиной.

«Мы сотрудничаем с благотворительным фондом "Большие сердца". Они каждый раз присылают нам средства, чтобы мы проводили бесплатные акции стерилизации для животных. То есть в определенные месяцы любой человек может привести животное, и мы оплатим его стерилизацию, об акции мы объявляем. Кроме того, для домашних животных мы проводим данную процедуру со скидкой 50%.

В октябре прошлого года, когда я узнала, что Усманова выиграла проект и у нее есть большая инициативная группа, я предложила ей сотрудничать. Нам нужны были не ее деньги, а люди: чтобы вылавливать собак, необходимы волонтеры, – вспоминает Вяткина. – На тот момент у нас как раз проходила эта акция, и имелось помещение. Нужно было только выловить собак и отвезти к ветеринару, а оплатили бы процедуру и передержали бы животное уже мы.

Почему-то девушка отказалась. Я знакома со всеми ветеринарами города и интересовалась, приводили ли к ним студенты животных на стерилизацию. Но никто из ветеринаров об этих людях ничего не слышал».

 

Фото: facebook.com/groups/pomosh05animals

По словам Усмановой, она не стала откликаться на предложение Вяткиной, так как ее команда уже завершила всю работу по проекту. Но сотрудничество девушке предложили в октябре, а в конце ноября 2015 года в статье о проекте студентка заявила, что в ближайшее время своими силами они планируют отловить собак и стерилизовать их. Только зачем тратить деньги гранта, если «Зоолайф» предлагает эту же процедуру бесплатно?

Дабы пролить свет на сомнительную историю, корреспондент КАВПОЛИТа поговорил с ветеринаром Магомедом Алиевым.

Как утверждает врач, студенты не приводили к нему собак на стерилизацию. Более того, учащиеся ветеринарного факультета Дагестанского государственного аграрного университета проходят у врача практику, но при этом о проекте «За братьев наших меньших» он сам никогда не слышал.
Студентам ветеринарных факультетов практически не созданы условия для приобретения профессиональных навыков

«Самостоятельно студенты не смогут провести стерилизацию, это очень серьезная операция. И, насколько мне известно, в сельхозакадемии нет хирургов, способных это сделать. Ко мне обращаются работники общества "Зоолайф", вот с ними я сотрудничаю, лечу их животных и провожу стерилизацию», – рассказал Алиев.

Вообще в истории реализации проекта студентки много вопросов. Например, девушка сказала, что она и ее товарищи по проекту давали животным лекарства, которые препятствуют размножению. Но ветеринар Алиев этот метод борьбы с ростом популяции бродячих собак и кошек считает неэффективной и бессмысленной тратой средств. А будущие ветеринары должны об этом знать.

«Такие лекарства очень вредны для животных, в странах Европы они запрещены. Я в своей практике ими не пользуюсь. В основном их используют для домашних животных, так как необходимо проводить целый курс. А однократно использовать лекарство для бродячего животного смысла нет, эффекта не будет. Вообще применение этих лекарств – хлопотная процедура, поэтому лучше операция стерилизации», – поясняет ветеринар.

 

Фото: Центр защиты животных «Зоолайф»

Врач считает, что у дагестанской ветеринарии не слишком светлое будущее. Студентам ветеринарных факультетов практически не созданы условия для приобретения профессиональных навыков. А те, кто действительно желает учиться, приходят к нему после занятий, чтобы получить какие-то знания, но таких единицы. Правда, даже среди энтузиастов Алиев не видит перспективных специалистов.

Мечты не сбываются

Представители Центра защиты животных грезят о полноценном приюте уже долгие годы. Страдания животных не дают Ольге Вяткиной и ее единомышленникам прекратить попытки построить приют своими силами. Они даже организовали сбор средств на покупку участка. Правда, нужную сумму собрать не удалось.

Но недавно мэр города Махачкалы Мусса Мусаев дал волонтерам новую надежду. Еще в мае градоначальник обещал им землю для строительства приюта. Прошло уже два месяца, а представители Центра защиты животных все ждут. Конечно, они понимают: прикрываясь благородными мотивами, некоторые граждане без смущения извлекают выгоду из проблемы всего города. И хотя обещаниями их кормят уже не первый раз, от надежды на мэра зоозащитники не в силах отказаться.

Ассаламу алейкум! Сегодня провел очередное аппаратное совещание с заместителями, помощниками и советниками. А также руководителями некоторых структурных подразделений столичной мэрии и городских служб. Первым делом, поручил коллегам рассмотреть возможность выделения земельного участка в 20 соток для строительства питомника для бездомных животных. Ко мне в социальных сетях обращаются молодые люди @zoolife.help, которые просят выделить землю под строительство питомника для бездомных животных. Нужно поддержать эту хорошую инициативу. Призвал активизировать работу Антитеррористической комиссии города. Начальник Управления общественной безопасности и противодействия коррупции Рагим Шейхрагимов отметил, что работа в данном направлении ведется, уже устранен ряд замечаний, ведется активная работа по всем направлениям. В ходе совещания был дан ряд поручений по текущим вопросам и выслушаны отчеты о работе, проделанной в рамках реализации поручений, данных на предыдущем совещании.

Фото опубликовано Муса Мусаев (@musaev_m_a)

«Неделю назад обращалась в администрацию, сказали, что пока процесс выделения для нас участка на рассмотрении. Как мне известно, в администрации ищут для нас подходящую землю. Скорее всего, участок выделят где-то в районе поселка Новый Хушет.

Самостоятельно мы не сможем построить полноценный приют, мы сами еле существуем. Попытки собрать деньги на участок тоже провалились. Поэтому нам остается последняя надежда на мэра Муссу Мусаева, что он выделит нам землю. Когда у нас будет земля, мы начнем строительство и потихоньку сделаем все сами», – резюмирует Вяткина.
Почти в каждом городе Дагестана есть представители «Зоолайфа», которые пристраивают и лечат животных

Необходимость в полноценном приюте очень острая. Ведь их постоянно гонят с одного места на другое. Аренда помещения отнимает почти все средства от пожертвований. А пристраивают пушистых товарищей волонтеры с помощью соцсетей.

Наигравшись, люди часто хотят отдать надоевшего им питомца в приют и не понимают, почему же зоозащитники им отказывают. Но принимать бродячих или брошенных животных у них нет возможности. Приют уже давно стал госпиталем, где содержат только больных питомцев, и болезням там нет конца и края. Все собаки и кошки благотворительного центра содержатся в одном помещении, здесь практически нет вольеров и карантинных помещений. Поэтому, когда сюда поступает новое животное, то оно непременно заразится от своих товарищей по несчастью.

За несколько лет благотворительное общество обрело республиканские масштабы. Почти в каждом городе Дагестана есть представители «Зоолайфа», которые пристраивают и лечат животных.
Приют уже давно стал госпиталем, где содержат только больных питомцев, и болезням там нет конца и края

Много лет руководители благотворительной организации стучатся во все кабинеты чиновников, просят помощи, объясняя, что такой приют нужен в первую очередь для блага граждан. Ведь измученные, больные и голодные зверьки представляют опасность для людей, а особенно детей. И именно люди ответственны за печальную судьбу бродяжек.

Стараниями граждан многие питомцы приюта в результате остаются там навсегда. Как, например, постоянный житель «Зоолайфа» – рыжий кот Боря. Маленьким котенком его случайно подобрал волонтер приюта, когда тот истошно кричал во дворе многоэтажного дома. Как были нанесены увечья животному, никто не знает, но травма головы сделала его неприспособленным к самостоятельной жизни, а значит, никому не нужным.

 

Кот Боря. Фото: Центр защиты животных «Зоолайф»

У животного ДЦП, его шатает из стороны в сторону, поэтому большую часть времени он лежит. Каждый раз, когда к нему подходят люди, кот поднимает голову и взглядом, полным надежды и ласки, смотрит прямо в глаза. Боря вообще очень любит людей, возможно, поэтому и пострадал. Многие подумают, что лучше бы усыпить больного кота. Но зоозащитники не могут убить несчастное существо, ведь рыжий Боря очень хочет жить.

0 Распечатать

Наверх