19 января
30 ноября 2015 6460 0

Дагестан: негодные горы

Некоторые горные села могут не дожить до Года гор
Здесь и далее фото автора
Здесь и далее фото автора

usahlkaro Фаина Качабекова Автор статьи

Корода – один из самых древних аулов Дагестана. Здесь осталась последняя жительница – бабушка Патимат. Село давно опустело, дома разрушились, и только дом пожилой женщины до сих пор полон тепла. Бабушка отказывается переезжать из родного села.

Корреспондент КАВПОЛИТа навестил Патимат, и в компании с туристами прогулялся по руинам старого села, где когда-то кипела жизнь.

Бабушка Патимат

Еще за пару сотен метров до въезда в село на невысокой горке, которая примыкает к дороге, виднеются полуразрушенные домики.

Аул Корода находится в Гунибском районе, состоит из двух частей – заброшенной и жилой, которые соединяет одна единственная тропинка.

Старая часть села расположена на отвесной невысокой горе и больше напоминает маленький скалистый островок. Подобраться к нему можно только с одной стороны. Здесь нет ни клочка свободной земли, все занято маленькими домиками. Такое расположение село позволяло более эффективно обороняться.

Когда смотришь на село со стороны трассы, кажется, что дома вот-вот рухнут на обочину дороги. Почва тут глинистая, бежево-сероватого оттенка и растительности практически нет.

Начинается село с арочного входа, который ведет в длинную, узкую улочку.

Дом Патимат недалеко, она услышала шум и вышла к нам навстречу. Маленькая, худенькая бабушка в старенькой, темной одежде. Приезд гостей явно ее смущает.

– Где остальные сельчане? – почти хором спрашиваем мы.

– Все умерли, только я осталась, – отвечает с сильным акцентом Патимат и неловко улыбается, прикрывая лицо черным платком, который давно выцвел и потускнел.

– А почему вы не уехали, где ваши родственники? – интересуюсь я.

– Я не хочу, здесь мой дом, – добродушно отвечает бабушка, рыжий кот ласкается у ее ног. – За мной дочь присматривает, она сейчас на работе.

Нас было много, 16 человек, поэтому в дом мы не зашли. Патимат рассказала, что раньше в селе насчитывалось около 60 хозяйств. А примерно 15 лет назад люди переселились на равнинную местность.

Огороды сельчан находились вдалеке от домов. Чтобы все было под рукой, люди и начали покидать село. Да и условий тут нет – ни газа, ни канализации.

Сначала ушла вся молодежь, в селе остались одни старики. Но постепенно они все умерли, осталась одна Патимат. Бабушке сейчас 77 лет, у нее есть дочь и сын. Они покупают ей все необходимое и часто навещают.

Несмотря на уговоры родных пожилая женщина отказывается переезжать из родного села, в котором родилась и выросла, вышла замуж, растила детей.

Остановленное время

Старая Корода – это всего лишь две узкие улицы, каждая из них примерно 350 метров в длину. Вдоль этих улочек напротив друг друга тесно расположились двухэтажные, невысокие дома из речного камня.

Когда гуляешь по улице, ощущение, словно ты попал в средневековый английский городок, такие часто показывают в кино — много арок, серые каменные дома, только рыцарей не хватает.

Со стороны улицы стены, двери, окна целые и кажется, будто село просто спит. Большинство дверей в кородинские сакли закрыты. Возможно, люди думали когда-нибудь вернуться или просто таким образом пытались сохранить родной дом от вандалов.

Сквозь щели запертых дверей видна гора напротив села. Крыши и передние стены домов давно разрушены, а земляной пол зарос сорняками.

Мы погуляли по селу, заглянули в дома, в некоторых уже поселились новые жильцы — персиковые деревья. Удивительно, что такое капризное растение выросло само по себе, без ухода, посреди разрушенного дома.

Постепенно этот островок со своей старинной архитектурной историей исчезает.

Патимат не разговаривала с нами долго. Пожаловавшись на больные ноги, бабушка вернулась в дом, при этом двери оставила открытыми.

Конечно, любопытство распирало меня, и я вошла. Первый этаж нежилой, больше похож на двор, там темно, пахнет сыростью, стариной и одиночеством. Справа – узкая, скрипучая лестница, которая ведет на веранду и в жилые комнаты.

Стены крохотной веранды наполовину покрашены в яркий синий цвет, как в школах – типичный советский сельский ремонт.

На веревке висит одежда, на старенькой табуретке стоит проржавелый, «замыленный» тазик — в таких раньше стирали одежду. А на потолке одиноко висит лампочка на проводе, и легкий запах ветхого деревянного пола добавляет особую ауру этому дому. Время здесь словно остановилось.

Указом главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова 2016 год объявлен Годом гор. 

2016 год - Год гор.

Posted by Rasul Kadiev on 9 ноября 2015 г.

В течение 2016 года власти планируют проводить мероприятия, цель которых сохранить традиции, обычаи и многовековой культурный уклад жизни горцев.

Только чем это может помочь старой части села Корода и как это убережет от времени дом бабушки Патимат, в котором она до сих пор поддерживает очаг? Вряд ли люди перестанут уезжать из родных уголков, и древние села, скорее всего, так и будут медленно разрушаться.

Перспективы – вид из ущелья

Ну а бонусом к этой поездке стала прогулка по жилой части Корода и поход в Карадахское ущелье.

В населенной части села находится уникальное сооружение — старинная мечеть XVII века с минаретом. Больше всего впечатлили двери и красивый орнамент вокруг них. От мысли, что будет с селом через 20–30 лет, становится не по себе.

Путь к Карадахской теснине находится в пяти минутах езды от села. Чтобы добраться до нее, надо пройтись вверх по устью реки – примерно 30 минут ходьбы.

Местность тут необыкновенная — окруженная горами тоненькая речка течет по камням, огибая все препятствия. Стройные, высокие, зеленые ели растут на склонах скалистых гор, частые камнепады обнажают их корни.

Здесь царит оглушающая тишина и, кажется, будто даже твои мысли все слышат. 

Много облепиховых кустарников с оранжевыми, кислыми ягодами встречаются на протяжении всего пути. Местами путь очень труден, особенно для девушек, поэтому без мужской помощи здесь не обойтись.

Через высокие подъемы и скалистые уступы мы добрались до ущелья. Выглядит оно в это время года мистически.

Холодно, сыро, сквозит. Высота скал примерно 30-40 метров. Над головой в каких-то местах обрушились и застряли в теснине огромные камни-валуны. Ущелье плавно извивается змейкой, а капли воды откуда-то падают и эхом разбиваются о камни.

- Раньше в Дагестане никто не выезжал на экскурсии вот так, как вы, — говорит наш водитель Магомед. — Только в последние два года люди начали собираться самостоятельно в группы, чтобы посещать достопримечательные места.

- Неужели никто не путешествовал по республике? – переспрашиваю я.

- Ездили, в основном школьники, и то – на Хучнинский водопад и в Дербент. Если бы туризм здесь развивали, то в Дагестане много чего можно было бы показать и заработать на этом, — отвечает молодой человек.

Он уже восемь лет занимается туристическими перевозками, изъездил практически весь Дагестан, побывал в соседних республиках.

Ущелье заканчивается маленьким водопадом. Дальше – только обратный путь.

0 Распечатать

Наверх