27 сентября 2016 5818 1

Что означает «Работайте, братья!»?

Мусульман по осени считают. Так можно было бы объяснить всплеск запросов со стороны МВД, если бы не одно «но»: «охота» на практикующих мусульман ведется уже давно

usahlkaro Умар Бутаев журналист

Центр по противодействию экстремизму МВД по Дагестану сделал официальный запрос в Дагестанский государственный медицинский университет для предоставления анкетных данных и телефонных номеров студентов и работников университета.

Ведомство просит предоставить «полные анкетные данные студентов, которые носят исламскую одежду «хиджаб» черного цвета, студентов-«неофитов» (новообращенные мусульмане – прим.ред.), указав их курс и факультет с указанием их номеров сотовых телефонов».

Также ЦПЭ запрашивает данные о студентах из Цунтинского, Унцукульского, Цумадинского, Карабудахкентского, Кизилюртовского и Сергокалинского районов; информацию обо всех первокурсниках и студентах, прибывших из-за рубежа; полные установочные данные проректоров, деканов, преподавателей и обслуживающего персонала с указанием их телефонных номеров.

Выявились факты поиска «неблагонадежных» через школьниц, носящих хиджаб, и подачи запросов в вузы

Свой запрос силовики обосновали криминогенной обстановкой в Дагестане и необходимостью проведения оперативно-разыскной деятельности и профилактических мероприятий по выявлению и пресечению преступлений среди студентов, занимающихся экстремистской деятельностью.

Несколько ранее в социальных сетях появилась информация о том, что в одной из махачкалинских школ социальный педагог попросил родителей учеников заполнить социальный паспорт класса. В анкете обозначено 11 пунктов, где среди указания на то, является ли ребенок сиротой, живет ли он в полной семье, находится ли в группе риска, является ли трудным ребенком и т.д., имеется графа «девочка в хиджабе».

Мусульман по осени считают. Так можно было бы объяснить этот всплеск анкетирования и запросов, если бы не одно «но». Дело в том, что «охота» на практикующих мусульман, с их отловом и последующей постановкой на «профилактический учет», ведется уже давно.

Начиналось все несколько лет назад с представителей «нетрадиционного ислама» и мест их наибольшей дислокации – мечетей. Прихожан этих храмов без объяснения причин забирали в райотделы, где также ничего не объясняя, без каких-либо законных оснований, у них отбирались отпечатки пальцев, слюна, их фотографировали и им вручали порядковый номер.

Облавы начались в тренажерных залах, где, по мнению полиции, занимались спортом «салафиты» (все, у кого есть борода)

Параллельно, для кучности, проводились облавы на кафе и рестораны, которые принадлежали «нетрадиционным мусульманам», откуда забирались посетители для той же постановки на учет. Под особым контролем находились и детские сады с частными школами, которые также принадлежали все тем же «нетрадиционным». Школы и сады (коих в республике и так не хватает) закрывались, а родители детей вносились в те же списки неблагонадежных.

К слову сказать, к представителям «нетрадиционного ислама» причисляют всех тех мусульман, которые не относят себя к последователям Духовного управления мусульман Дагестана, что, кстати говоря, не является преступлением и даже проступком ни с точки зрения российского законодательства, ни с точки зрения ислама.

Так вот, после того как «нетрадиционные мечети» были тщательно пропесочены, когда на протяжении ряда лет после каждой пятничной молитвы их прихожан по несколько раз забирали в райотделы, а их кафе с детскими садами и школами были закрыты, правоохранительные органы решили расширить территорию своих проверок.

Облавам начались подвергаться тренажерные залы, где, по мнению полиции, занимались спортом «салафиты», к которым уже причислялись те, кто имел на лице некое подобие бороды или щетины (а это половина дагестанской молодежи). Теперь еще выявились факты поиска «неблагонадежных» через школьниц, носящих хиджаб, и подачи запросов в вузы.

Под каток репрессий начинают попадать представители не только «нетрадиционного», но и «традиционного ислама»

Надо полагать, что такие запросы были сделаны не только в ДГМУ, но и в другие учебные заведения и госучреждения республики, просто удалось узнать только об одном этом факте.

В связи с этим в социальных сетях было озвучено несколько рацпредложений для правоохранительных органов: например, направить запросы в родильные дома с просьбой предоставить данные на рожениц в хиджабах, чтобы их вместе с еще неродившимися детьми можно было бы также поставить на учет; или, по примеру гитлеровской Германии в отношении евреев, принудить мусульман делать на одежде специальную нашивку, например, в виде полумесяца, чтобы «неблагонадежный» был виден издалека, а на руке вместо наколки из цифр проставить штрих-код, по которому можно будет считать информацию о человеке. Все-таки XXI век на дворе.

Прослеживая данные тенденции, можно сказать, что под каток репрессий начинают попадать представители не только «нетрадиционного», но и «традиционного ислама», а также жители целых районов республики, вне зависимости от отношения каждого из них к религии вообще.

Хиджабы, в том числе и черные, носят не только салафитки, а среди новообращенных мусульман немало последователей дагестанского суфизма. Значит, все эти люди заочно причисляются правоохранительными органами в разряд неблагонадежных.

Можно предположить, что в скором времени облавы будут производиться и на мечети, относящиеся к официальному духовенству. Под предлогом отлова затесавшихся в ряды экстремистов начнут забирать и прихожан этих мечетей с дальнейшей постановкой на учет. На всякий случай.

«Работайте, братья!» не равно «Беспредельте, братья!», потому что «работа» подразумевает следование закону

«Работайте, братья!» Эти слова, сказанные лейтенантом полиции Магомедом Нурбагандовым перед гибелью в адрес своих коллег, стали крылатыми. Их печатают на футболках, стикеры с этим призывом расклеиваются на машинах. Сам Магомед Нурбагандов за эти слова удостоен звания «Героя России».

Но, к большому сожалению, не все сотрудники полиции правильно понимают призыв Нурбагандова. «Работайте, братья!» не равно «Беспредельте, братья!», потому что «работа» подразумевает следование закону, правилам, инструкциям, нормам, что никак не соотносится с незаконными постановками на учет ни к чему не причастных людей со всеми вытекающими для них ограничениями их прав и последствиями.

И, если цитирование последних слов Магомеда Нурбагандова, сказанных им перед лицом смерти, не является для работников правоохранительных органов пустым пафосом, то они должны прекратить противоправные действия в отношении граждан.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

6 Распечатать

Tarlan 01 октября 2016, 14:25

Что означает «Работайте, братья!»?Это означает, дать чины и мандаты во время выборов. Посадить их на государственные кресла и сказать публично: "работайте, братья"!

1

Оставить комментарий:

Наверх