25 августа
30 сентября 2015 11563 0

«Бесправны как пациенты, так и простые врачи»

Пожилой мужчина из Светлограда потерял зрение после «подпольной» операции в бюджетной клинике
Фото: lentaregion.ru
Фото: lentaregion.ru

usahlkaro Антон Чаблин политолог, журналист

Члены Общественной палаты проводят форумы некоммерческих организаций (НКО) в разных федеральных округах, ближайший состоится на Ставрополье.

Сейчас именно этот регион отмечен на карте страны огромным количеством нарушений гражданских прав. Главная «зона риска», судя по недавним публикациям КАВПОЛИТа, – это жилищно-коммунальное хозяйство.

Однако не менее остро стоит проблема защиты прав пациентов. По сути, сегодня на Ставрополье они практически лишены возможности отстаивать свои интересы – противостоит им сплоченная «корпорация» докторов и судмедэкспертов.

Раздвоение омбудсменов

На следующей неделе в Ставрополе пройдет Северо-Кавказский форум «Сообщество», организованный Общественной палатой России. Главными гостями будут председатель палаты Александр Бречалов и один из членов Владимир Винницкий (а также бывшие члены Валерий Фадеев и Алексей Арбузов). Ожидается более двухсот участников и несколько тематических направлений.

На одном из «круглых столов» будут обсуждать, как НКО следует взаимодействовать с региональными властями. Что же, реалии Ставрополья могут дать богатую пищу для размышлений.

Взять хотя бы драматическую судьбу регионального центра «ЖКХ-контроль», который существовал в крае с лета 2013 года. Его возглавлял Сергей Харитонов, он же председатель краевого союза защиты прав потребителей «Общественный контроль».

Почему я говорю «возглавлял» в прошедшем времени? Потому что краевого центра «ЖКХ-контроль» уже фактически не существует.


Два года он существовал за счет самого Сергея Харитонова – в принадлежащем ему помещении. А на выигранный в прошлом году президентский грант проводились семинары для председателей ТСЖ. Были созданы филиалы – городские центры общественного контроля в ЖКХ – в Михайловске, Ипатово и Ставрополе.

Но когда общественные активисты стали задавать чиновникам слишком неудобные вопросы, было сделано все возможное, чтобы «ЖКХ-контроль» перестал работать. Точнее, стал плясать под чиновничью дудку: профильное краевое министерство направило в Национальный центр общественного контроля в сфере ЖКХ «нужную» кандидатуру на пост председателя. Да это все равно что преступнику предложить самому выбирать лояльного к нему судью.

Во всех остальных регионах Северного Кавказа центры «ЖКХ-контроль» существуют на базе Общественных палат. На Ставрополье же и сама палата полуживая – ей лишняя нагрузка, видимо, ни к чему.
На Ставрополье нынче оказалось два бизнес-омбудсмена. Только есть ли от этого двоевластия толк?

Зато Ставрополье – единственный регион страны, где работают сразу два уполномоченных по правам бизнеса. В мае в крае был избран новый бизнес-омбудсмен при губернаторе края – 63-летний Виктор Федулов, помощник председателя Общественной палаты края Николая Кашурина (свата вице-премьера Андрея Мурги, курирующего экономику).

Федулов, разумеется, был не единственным претендентом. Помимо него кандидатами являлись несколько предпринимателей, а также уважаемые в бизнес-сообществе люди – президент Торгово-промышленной палаты Борис Оболенец и действующий на тот момент уполномоченный Николай Сасин.

Николай Сасин. Фото: aif.ru

Именно Сасина поддержал федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов, а вот против конъюнктурного назначения пожилого и малоопытного Виктора Федулова высказался категорически.

Тем не менее губернатор края единолично утвердил «своего» уполномоченного. Ну а Борис Титов – своего. Вот так на Ставрополье нынче оказалось два бизнес-омбудсмена. Только есть ли от этого двоевластия толк?

Истории из жизни

КАВПОЛИТ много рассказывал о том, что на Ставрополье систематически преследуют гражданских активистов. Например, юриста Ивана Барыляка, боровшегося против коммунальной коррупции, самого засадили на 3,5 года.

А что уж говорить о защите прав рядовых граждан? Тут тоже есть несколько свежих историй.

Девять семей (в том числе инвалидов) администрация Ставрополя выселяет из купленного ими многоквартирного дома.

75-летнего слепоглухонемого мужчину внучок продал вместе с квартирой, дедулю выкинули на улицу.

Ведомственное общежитие в Ставрополе обанкротившаяся компания-владелец продает вместе с жильцами.

Уволенный из МВД многодетный отец уже двадцать лет ждет ведомственного жилья.

Любопытно, прозвучат ли эти реальные истории на форуме, организованном Общественной палатой?

Бесправные больные

Еще одна острейшая проблема – это врачебные ошибки, причем пациенты практически лишены возможности бороться за защиту своих прав: противостоит им сплоченная медицинская «корпорация».

Широкий резонанс приобрела история 62-летнего Дмитрия Лубенченко из Светлограда.

Два года назад по направлению из частной клиники «Исток» он отправился в Ставрополь, в одну из клиник микрохирургии глаза.

Здесь ему должны были сделать простейшую операцию – по удалению птеригиума (это когда конъюнктива прирастает к зрачку). Для этого нужно с помощью лазера испарить верхние слои роговицы – прозрачной плотной оболочки глаза. Делается почти мигом, за 10-15 минут.

Однако в клинике Ставрополя операцию провели по сути нелегально – без договора и квитанции на оплату, мужчине не открыли лист нетрудоспособности. Жена Дмитрия Лубенченко заплатила 4 тысячи рублей в руки доктору, она же заведующая клиникой (в настоящее время она уже уволена).
В клинике Ставрополя операцию провели по сути нелегально – без договора и квитанции на оплату, не открыли больничный

Причем, как рассказывает сам Дмитрий Ефимович, с самого начала операция пошла не так: она длилась полчаса, мужчине сразу же стало плохо, ему пришлось больше часа просидеть в коридоре, и никто к нему даже не подходил.

Дома ему становилось все хуже и хуже: глаз воспалился, очень сильно болел, добавились головные боли, так что Дмитрий Евдокимович не мог спать. Пришлось взять отпуск за свой счет. Хотя все предписания докторов (закапывать в глаз антибиотик широкого спектра действия) пациент выполнял неукоснительно.

Мужчина обратился в больницу Светлограда (это было накануне Нового года), а едва закончились праздники – в ту же самую клинику в Ставрополе. Но там его лишь успокаивали: мол, все нормально, потерпите. Это доктора повторяли всякий раз, когда пациент приходил к ним с жалобами на то, что уже почти перестал видеть.

В итоге спустя два месяца Дмитрию Ефимовичу пришлось делать экстренную операцию в клинике академика Федорова в Краснодаре. К тому времени у него развились тяжелейшие, калечащие осложнения – перфорация роговицы с выпадением радужки, отслоение цилиарного тела от склеры (белковой оболочки глаза). Зрение было потеряно.

Судья уже поплатился за абсурдный вердикт

Дмитрий Ефимович обратился в суд, требуя от клиники микрохирургии компенсации за вред здоровью.

А дальше в дело вступили судмедэксперты. Естественно, никакого подтверждения вины коллег-докторов эксперты не обнаружили. Якобы мужчина с первого дня отказался закапывать в глаз антибиотик, а на раневую поверхность попали микробы...

Сам же Дмитрий Ефимович представил в суд квитанции из аптек Светлограда и Ставрополя на покупку всех препаратов, которые ему выписывали доктора.
Протокол сделанной Лубенченко операции в материалах дела отсутствовал, а на последнем заседании внезапно появился

Да и его медицинская карта – тоже веский аргумент: за два месяца после операции (до экстренной госпитализации в Краснодар) мужчина был у доктора семь раз. И каждый раз его состояние ухудшалось.

Еще один нюанс. Пока шел суд, протокол сделанной Лубенченко операции в материалах дела отсутствовал. Что неудивительно: операцию ведь сделали фактически подпольно, в обход кассы. А на последнем заседании протокол внезапно появился...

Несмотря все эти нестыковки (которые удивят не то что медика или юриста, а любого здравомыслящего человека), в феврале 2015 года судья Промышленного райсуда Лев Шевелев вынес решение – отказать Дмитрию Ефимовичу в исковых требованиях.

Мужчина, естественно, обжаловал этот вердикт в апелляционной инстанции краевого суда (повторная судмедэкспертиза назначена теперь в Краснодарском крае).

Кроме того, Лубенченко написал заявление на имя прокурора края Юрия Турыгина с требованием провести проверку клиники микрохирургии глаза. И мощный общественный резонанс по этому делу не прошел зря.

Судья Лев Шевелев, рассматривавший дело Лубенченко, по результатам служебной проверки был привлечен к дисциплинарной ответственности – в виде предупреждения о неполном служебном соответствии.

«Дело почти нереальное»

За комментариями КАВПОЛИТ обратился к члену президентского Совета по правам человека, руководителю всероссийской правозащитной организации «Агора» Павлу Чикову:

– Пациенту в России защищать свои права трудно. Главное доказательство его правоты – судебно-медицинская экспертиза. Но ее делают коллеги врачей, на которых он жалуется. Да, чуть проще стало с развитием страховой медицины, ведь страховщики заинтересованы в объективной оценке и взыскании денег с нарушителей.
Необходимо развитие независимой судмедэкспертизы и развязывание рук судьям по определению сумм компенсаций

Привлечь врача к уголовной ответственности – дело почти нереальное, подать гражданский иск к больнице проще. Но компенсации суды выплачивают явно неадекватно малые. И при всем этом у конкретного врача настолько же бесправное положение в системе, как и у пациента.

Член президентского Совета по правам человека, руководитель всероссийской правозащитной организации «Агора» Павел Чиков

На мой взгляд, необходимо развитие независимой судмедэкспертизы и развязывание рук судьям по определению сумм компенсаций. И тогда через несколько лет юристы будут бегать за пострадавшими пациентами для взыскания миллионов с медучреждений – это запустит реальное саморегулирование в здравоохранении.

0 Распечатать

Наверх