24 января
23 августа 2016 2620 0

Бесарион Месхи: студенты с Кавказа гордые и ранимые, их нужно уважать и понимать культуру

Фото:  Пресс-служба ДГТУ
Фото: Пресс-служба ДГТУ


Почему студенты с Северного Кавказа стремятся поступить в один из крупнейших вузов юга России — Донской государственный технический университет (ДГТУ), как они учатся в опорном университете Ростовской области, чем выделяются на фоне 45 тысяч студентов вуза со всего мира — в беседе с корреспондентом ТАСС рассказал ректор ДГТУ Бесарион Месхи.

— Бесарион Чохоевич, много ли в университете учится студентов из республик Северного Кавказа и почему они выбирают ваш вуз?

 — Студенты с Северного Кавказа приезжают к нам учиться, потому что вуз находится в тренде — это опорный университет региона. В ДГТУ можно получить знания по многим направлениям, востребованным на юге страны. Когда-то давно побывавший у нас руководитель Федерального агентства по образованию (сейчас Министерство образования и науки РФ. — Прим. ТАСС) задал студентам вопрос: почему вы приехали сюда и поступили в ДГТУ? И одна девочка ответила, что на Кавказе ДГТУ хорошо знают, ценят его диплом, а выпускники успешно трудоустраиваются. Сколько именно представителей молодежи Северного Кавказа обучается в вузе, сказать трудно, их количество исчисляется сотнями. Больше всего — из Дагестана и Ингушетии. Но и из других республик тоже немало.

— А есть ли квоты на студентов с Северного Кавказа?

— Раньше была квота. Мы даже из министерства образования получали указания, какой республике сколько мест выделялось в вузе, где было целевое направление. Мы их зачисляли досрочно. Министерство образования республики контролировало своих студентов. Мы регулярно направляли письма об их поведении, успеваемости, вовлеченности в жизнь университета. Сейчас такого нет, каждый сам определяет, куда поступать.

— Несколько лет назад вся страна обсуждала чрезвычайно большое количество выпускников северокавказских школ, которые получили высокие результаты по ЕГЭ. В дальнейшем эти ребята по результатам ЕГЭ поступали в вузы по всей стране. Как сейчас складывается ситуация?

— Сейчас такого не бывает. Могу сказать прямо, что еще четыре года назад уровень знаний некоторых ребят не соответствовал их результатам ЕГЭ.

Например, к нам поступили ребята из одной из республик. Баллы там были очень высокие: математика — 92, физика — 80 с лишним, и вдруг становится вопрос об их отчислении. Начинаю выяснять почему: студенты ко мне попали из-за нарушения порядка и дисциплины. Я спросил между делом, сдали ли они наши текущие экзамены, и выяснилось, что у них есть "хвосты". Но как можно получить "хвост" по математике человеку, который на выпускном экзамене в школе набрал почти 100 баллов? Такие случаи были.

Последние два-три года нет ярко выраженных абитуриентов с высокими баллами, которые приезжают из других мест. ЕГЭ сейчас проходит максимально прозрачно, без участия сторонних сил. Считаю, что результаты ЕГЭ на 99,9% соответствуют действительности. Сейчас это их реальные баллы.

— На Северном Кавказе много диалектов и люди там растут и познают мир именно на местных языках. Когда они приезжают в Ростовскую область, возникают ли сложности с русским языком?

— Для тех, кто живет на Кавказе, домашним является родной язык. Русский они изучают в школе, начиная с шести-семи лет. У себя дома они и думают на родном языке, поэтому многим, кто приезжает в Ростов, тяжело дается переход на русский. Я полагаю, что и воспринимать русский язык в образовательном процессе в вузе им непросто. Но ребята очень стараются. Когда они попадают к нам, у них оттачиваются методы общения, улучшающие взаимопонимание.

— А есть ли для кавказских студентов дополнительные курсы русского языка?

— Нет, они учатся по общей программе со всеми студентами. Факультативные курсы по русскому языку есть для зарубежных студентов, которые дополнительно восемь месяцев изучают русский язык. Для Кавказа такого нет, так как это Россия. Надо понимать, что мы их никак не выделяем по сравнению с другими студентами. Они учатся вместе в одних группах. В общежитиях студенты не делятся на местных и приезжих. Это и есть единение. Это очень нужно. Гости должны общаться, чтобы не было языковых барьеров, культура и наша идеология должны быть им тоже известны. Если мы поселим их отдельно, они ничего не будут о нас знать.

— В вузе учится множество различных народов. У некоторых из них, как например жителей африканского континента, есть ярко выраженные особенности в культуре и повседневной одежде. Есть ли в вузе какие-либо запреты по форме одежды или проявление каких-либо культурных особенностей приезжих студентов?

— У нас в вузе есть определенные запреты. Например, когда мы идем по ростовской набережной в День города, нас встречают национальные общины своими танцами и песнями. Никто не спрашивает, почему они танцуют лезгинку, — это праздник и это традиция, которая никого не смущает. А если танцы устраивают ночью перед общежитием, когда люди все спят?

Были такие моменты, когда перед нашим главным учебным корпусом студенты начали танцевать. Мне нравится, как они танцуют, но это не то место, где нужно это делать.

Другой пример: раньше некоторые студентки надевали хиджаб. Сегодня у нас не может быть таких проявлений. Наш университет светский, в котором учатся представители разных национальностей, включая дальнее зарубежье. Если каждый будет носить национальную одежду, это превратится в выставку, и будем ходить как попугаи. У нас принята отвечающая требованиям вуза цивильная одежда: рубашка, брюки, галстук.

— То есть появился какой-то официальный документ, регламентирующий это?

— Верно. Мы в вузе ввели положение, в котором прописали некоторые моменты, о которых я говорил выше. У нас есть правила внутреннего распорядка. Это высший документ, который утверждается ученым советом университета. Данные правила доводятся до сведения студентов с момента поступления, после чего первые три-четыре дня с новичками ведутся беседы. Они обязательно посещают наш музей, знакомятся с достижениями и традициями университета. И отмечу, что это проводится абсолютно для всех студентов.

— Как учащиеся на это отреагировали?

— Мы провели беседы, и ребята нас услышали. Есть те, кто заканчивает учиться, они все еще ходят в своих одеждах, я не могу им это запретить. Но те, кто поступает в вуз, с первого учебного дня знают, в чем можно приходить, а в чем нельзя. Мы не предъявляем претензии к каким-то конкретным национальностям или народам, мы установили правила для всех. И это касается не только каких-то религиозных и национальных особенностей, к примеру, в шортах и тапочках прийти на занятия тоже нельзя. В университете единые правила и единый уважительный подход ко всем.

У нас православное государство, в котором также присутствуют многие конфессии: ислам, буддизм, иудаизм. И мы всех уважаем. Очень важно, чтобы культура приезжих ребят несла позитив и доброжелательность, а не создавала какую-то агрессию в отношении окружающих и других студентов. Нужно относиться друг к другу уважительно.

— А есть ли какие-то возможности у приехавших с Северного Кавказа ребят показать свою культуру и традиции?

— Конечно. Для этого в вузе мы проводим международный студенческий фестиваль "Кавказ — наш общий дом", различные спектакли, а также межреспубликанские мероприятия, знакомящие с национальной культурой, обычаями, кухней. Многие ребята с Кавказа принимают очень активное участие во всех мероприятиях. Некоторые студенты хотят поделиться с другими всем, что знают и умеют. Поделиться тем, что они переняли с молоком матери, что им было передано на родине, ведь их наследие — культура, танцы, уважение к старшим.

— Возникают ли конфликты с ребятами из республик?

— Такие конфликты иногда возникают. Сразу могу сказать, что если трудные ребята не меняются, они не заканчивают учебу — они уходят. Бывает, что человек конфликтовал, но потом сделал вывод, что нужно дружить и уважать друг друга. Тогда, проявляя усердие и усидчивость, такие ребята получают хорошее образование, некоторые оканчивают университет с отличием.

— А из-за чего возникают конфликты?

— Как правило, из-за мелочей. Кто-то не так посмотрел, случайно толкнул или что-то не то сказал. Ребята, которые приехали из наших южных республик, особо ранимые. На это надо обращать внимание.

Выходцы с Кавказа — это очень гордые люди, с особым внутренним чувством, к ним следует относиться с уважением. Порой эти моменты мы не понимаем. При любом, даже маленьком замечании они могут вспыхнуть как спичка. Потом участники конфликтов об этом жалеют, говорят, что не хотели, но так получилось. У них на родине закладывается глубокое уважение друг к другу. Нам тоже нужно знать некоторые тонкости их культуры и уважительно к этому относиться. К примеру, у них нельзя даже в родном селе ругаться матом. А здесь такое происходит через раз и воспринимается ими близко к сердцу.

— Есть ли за ними какой-то особый контроль?

— Должен отметить, что есть студенты, которые не хотят учиться. Они, в принципе, ходят на занятия, создают впечатление, что что-то делают, но потом их все равно приходится отчислять. Как правило, те, кто плохо учится, еще имеют и проблемы с поведением. Но честно хочу сказать, что почти все студенты, которые приезжают из наших южных республик, едут получать образование.

Два года подряд мы проводили мониторинг и увидели, что дагестанские студенты очень хорошо сдают текущую сессию. Такой срез мы делали по просьбе лидеров землячеств, с которыми регулярно встречаемся. На этих встречах разбирается поведение студентов. С представителями республик Дагестана, Ингушетии и Чечни, мгновенно реагирующими на все, очень комфортно работать. А среди студентов, которые настроены на учебу, много активных молодых людей. Они принимают участие во всех мероприятиях, которые проходят у нас: концерты, студенческая весна, КВН и другие.

— А какие специальности пользуются самой большой популярностью у выходцев с Кавказа?

— Самые популярные направления — компьютерное и гуманитарное. На технические специальности — машиностроение, станки, роботы, технологии — мало идут. И еще одно направление — строительство, как базовое академическое, так и прикладное, оно очень востребовано. На геодезию, картографию и кадастр идут меньше.

— Налажено ли у вас взаимодействие с республиканскими вузами?

— У нас очень хорошие отношения со всеми вузами на Кавказе. Дагестанские технический и педагогический университеты. Чеченский и Ингушский государственные университеты. В Карачаево-Черкесии прекрасный университет. Это взаимно дополняющие контакты. Многие вузы участвуют в наших конференциях, и мы принимаем участие в их мероприятиях. Это дает возможность обогащать друг друга не только образованием, наукой, но и культурой.

ДГТУ был основан 14 мая 1930 года и сначала назывался Северо-Кавказский институт сельскохозяйственного машиностроения. Он состоял из двух кафедр и располагался в Новочеркасске. В 1932 году перебазировался в Ростов-на-Дону, нынешнее название носит с 1992 года. В 2016-м в состав ДГТУ вошел Ростовский государственный строительный университет (РГСУ). Объединенный вуз является одним из крупнейших на юге РФ, в нем обучается 45 тыс. студентов и работает около 10 тыс. сотрудников.


Источник: ТАСС



0 Распечатать

Наверх