06 июля
26 октября 2016 4769 0

Авторитет имама уголовно наказуем

Популярному имаму салафитской мечети в Хасавюрте дали пять лет тюрьмы за призывы к терроризму
Магомеднаби Магомедов. Фото: memohrc.org
Магомеднаби Магомедов. Фото: memohrc.org

usahlkaro Анна Яловкина Автор статьи

Обвинение опиралось на то, что фразу «Мы не террористы» лингвистический эксперт посчитал обратной по смыслу. Защита указывает на отсутствие доказательств вины и обвиняет правоохранителей в давлении на суд.

Решение суда

Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону признал дагестанского имама Магомеднаби Магомедова виновным в призывах к терроризму (п.2 ст.205 УК РФ) и возбуждении ненависти (ст.282 УК РФ) и приговорил его к пяти годам лишения свободы в колонии-поселении.

Имам мечети «Восточная» в Хасавюрте был задержан 8 апреля после того, как направился в РОВД и потребовал освободить задержанных прихожан мечети «Больничная».

Сразу после ареста адвокат имама заявил, что Магомедова сильно избили, это подтвердили результаты медицинской проверки.

Посетители мечети после рассказывали в СМИ, что проповедь имама была посвящена способам мирной защиты прав салафитов.

Кроме того, в своих речах он часто затрагивал тему профучета, на котором состоял сам и посетители храма.

Понятно, что формально Магомедова выбирает народ, но не без учета администрации. Потому что власть все контролирует

Суд согласился со следствием, согласно выводам которого Магомедов в феврале в Хасавюрте «выступил перед собравшейся в мечети группой лиц с речью, содержащей публичное оправдание терроризма, а также призывы, направленные на возбуждение вражды по признаку отношения к религии и к представителям власти и сотрудникам правоохранительных органов».

Народный имам

После оглашения приговора адвокат подсудимого Дагир Хасавов подчеркнул, что все подобные дела должны оказаться в Европейском суде по правам человека.

По его словам, защита предоставила исчерпывающие аргументы, опровергающие не только сам факт призывов к терроризму, но и противостояние Магомедова властям.
Незадолго до ареста имама в городе произошли два события, которые показывают авторитет Магомедова и его роль народного имама

«Его обвиняют в том, что он якобы предлагал объединяться для оказания вооруженного сопротивления властям и правоохранителям.

Но вспомним, что такое мечеть “Восточная”, имя которой изначально было “Зубайда”. Так она была названа в честь матери главы Хасавюрта, который сейчас является министром трех ведомств в Дагестане.

Магомеднаби Магомедов. Фото: politzeky.ru

Какое же здесь может быть противостояние с властями? Они с мэром дружили и были близки.

Понятно, что формально Магомедова выбирает народ, но не без учета администрации. Потому что власть все контролирует», — пояснил защитник.
В один момент имам, чьими услугами пользовались власти, чтобы успокоить народ, может стать конкурентом, который выглядит опасным для силовиков

Хасавов напомнил, что незадолго до ареста имама в городе произошли два события, которые показывают авторитет Магомедова и его роль народного имама, близкого к властям.

«Его обвиняют в том, что он был против власти.

Но вспомним, что в январе в роддоме умерла чеченка при родах из-за не оказанной вовремя помощи врача.

Тогда у больницы собралось около 1,5 тысячи чеченцев, которые требовали наказания докторам. Они начали все крушить, разбивать стекла…

Приехал замминистра здравоохранения. Глава города обратился к Магомеднаби, и тот погасил волнение. Его послушали. Он нашел нужные слова. Ради него люди успокоились.

Магомеднаби Магомедов. Фото: chernovik.net

Замминистра снял с должности этого врача, тем самым конфликт был исчерпан», — рассказал адвокат.

Власти опасаются авторитетных имамов, которые пользуются уважением, и в полном смысле слова «народные»

Второй конфликт, который уладил Магомедов, касается закрытия мечети «Северная», когда в Хасавюрте более 10 тысяч человек собрались и направились в городскую администрацию.

«Магомедов сказал мэру, что закрытие мечети нагнетает обстановку.

И тогда глава города лично вручил ему ключи от мечети, а Магомедов попросил всех разойтись, и все дружной толпой ушли.

Именно удерживая молодежь, он говорил: “Мы делаем сабр — успокоение”, - напомнил правозащитник.

Анонимные свидетели

Хасавов подчеркнул, что защита представила убедительные доказательства невиновности авторитетного духовного деятеля.

По его словам, ряд свидетелей отказались от своих показаний, другие же сказали, что подписывали показания, не прочитав их.

«Кроме того, были засекреченные свидетели.

Даже в период советского застоя был принцип: жалуешься — говори свое имя, никакой анонимки.
Теперь органы используют этих засекреченных людей, которых все обижает — и молитва, и религия

А у нас теперь органы используют этих засекреченных людей, которых все обижает — и молитва, и религия.

Когда мы допрашивали двух засекреченных свидетелей, виртуально, через экран, мы не знали, кто находится в комнате судьи в Махачкале.

Один из них запутался в показаниях и не смог объяснить, как он оказался в мечети и что именно слышал.

Только говорил: “Да, он призывал к терроризму и говорил плохо о коммунистах”», — рассказал Хасавов.

Откровенная провокация и нездоровое внимание

Адвокат также добавил, что почти все постоянные прихожане мечети находились на профучете, включая самого Магомедова.

«Это больная тема. Они практически все находились на положении осужденных людей.

Они в голове силовиков — потенциальные преступники, и их посадка — дело времени.

Поэтому имам был человеком, к которому шли не только обычные люди, но и другие имамы города, для которых он был своего рода наставником», - отметил адвокат.

С сентября 2015 года в регионе правоохранители наведались в шесть храмов, в одних заменили имамов, другие закрыли после обысков

Хасавов сделал вывод, что власти опасаются авторитетных имамов, которые пользуются уважением, и в полном смысле слова «народные».

В один момент имам, чьими услугами пользовались власти, чтобы успокоить народ, может стать конкурентом, который выглядит опасным для силовиков благодаря своему влиянию.

Правозащитники отмечают, что прослеживается четкая тенденция устранения наиболее популярных духовных деятелей

В то же время правозащитники отмечают, что прослеживается четкая тенденция устранения наиболее популярных духовных деятелей.

Правозащитники центра «Мемориал» неоднократно заявляли, что действия силовиков — откровенная провокация, направленная на дестабилизацию ситуации в регионе.

Лидер умеренного салафитского сообщества Хасавюрта Магомеднаби Магомедов публично осуждал насилие, выступал против перехода дагестанцев на сторону боевиков и их отъезда на Ближний Восток.

В СМИ неоднократно писали о нездоровом внимании силовиков к салафитским мечетям в Дагестане

Кроме того, в СМИ неоднократно писали о нездоровом внимании силовиков к салафитским мечетям в Дагестане.

С сентября 2015 года в регионе правоохранители наведались в шесть храмов. В итоге в части из них заменили имамов, другие закрыли после обысков.

Например, салафитская мечеть в Шамхале была закрыта силовиками 29 января. Прихожанам объявили, что мечеть откроют только после назначения туда имама от муфтията.

Мечеть «Восточная» в Хасавюрте. Фото: dagestanpost.ru

В Дербенте был арестован имам салафитского храма Гаджирасул Гусейнов. Священнослужителя заподозрили в незаконном лишении свободы 27-летней девушки и ее четырехлетней дочери.

В начале февраля этого года в Хасавюрте закрыли «Северную» мечеть, которая позже все-таки возобновила свою работу. Однако там тоже был задержан имам.

Местные прихожане уверяли, что для этого у правоохранителей появились основания: священнослужителю они подбросили гранатомет.

1 Распечатать

Наверх