27 ноября
31 июля 2014 3138 0

«Авария российского суда»

Приговор в отношении мусульман, обвиненных в подготовке свержения конституционного строя РФ, обусловлен политической конъюнктурой

 
Фото:http://novayagazeta-ug.ru/
Фото:http://novayagazeta-ug.ru/

usahlkaro Бадма Бюрчиев обозреватель

Вердикт Мосгорсуда в отношении четырех мусульман, признанных виновными в подготовке свержения конституционного строя, не имеет никакого отношения к правосудию, считает Абусупьян Гайтаев, один из адвокатов подсудимых. По его словам, приговор будет обжалован в Верховном суде, поскольку «судебный процесс проводился с грубейшими нарушениями».
Правозащитник Бахром Хамроев называет процесс политическим. На его взгляд, длительные сроки заключения по «тяжелой статье» - это сигнал власти: как следует поступать с членами «Хизб ут-Тахрир» в частности и любыми инакомыслящими в целом. Очередное необоснованное применение статьи 278 УК должно насторожить российское общество — на мусульманах все не закончится.

Политический подтекст

Всех подсудимых признали виновными в подготовке к насильственному изменению конституционного строя и захвату власти (ст. 30, ч.1 – 278 УК РФ), а также участии в деятельности запрещенной экстремистской организации (ст. 282-2). Дагестанские врачи Сайпула Курбанов и Шамиль Исмаилов получили по восемь лет. Азизбека Инамова осудили на девять — по версии обвинения, он занимался еще и вовлечением в совершение преступлений террористического характера (ст. 205-1, ч.1). Гражданина Таджикистана, Закриллохона Рахмонходжаева, у которого следователи нашли оружие (ст. 222, ч.1), приговорили к семи годам.

«На оглашение приговора приехало много журналистов, в том числе телевизионщиков, - рассказывает Бахром Хамроев в интервью корреспонденту «Кавказской политики». – Когда подсудимые выступали с последним словом, обосновывали свою позицию, такого ажиотажа не было. Кроме «Кавполита» и, может, еще одного-двух изданий, никого почему-то не интересовало, что скажут обвиняемые в попытке свержения конституционного строя. А сегодня столько камер... Мне кажется, и сам процесс, и его освещение имеют явный политический подтекст. Власть подает сигнал — вот так надо поступать с членами Хизб ут-Тахрир, да и вообще с любыми инакомыслящими».

«Процесс изначально имел обвинительный уклон, – продолжает правозащитник. – Подсудимые не отрицали свою причастность к запрещенной в России организации. Но суд не принял во внимание показания независимых экспертов, пояснявших, что идеология «Хизб ут-Тахрир» не подразумевает террористической деятельности и уж тем более свержения конституционного строя в России. Кроме всего прочего, эти действия противоречат шариату. Методы следствия — в частности, подброшенное, по утверждению подсудимых и их адвокатов, оружие — также не повлияли на приговор. Во время его оглашения судья допустила символическую, на мой взгляд, оговорку. Назвала Саудовскую Аравию — Саудовской Аварией. Подходящее слово для описания процесса. Приговор Мосгорсуда — это авария российского суда».

Приговор Мосгорсуда — это авария российского суда


Необоснованное применение 278-й статьи УК — опасная тенденция для всего российского общества, убежден Бахроев. «Если раньше инакомыслящих чаще всего судили по 282-й статье, то теперь, видимо, наказание в этом плане решили ужесточить. Приговоры по 278-й выносили в Челябинске, Башкортостане, Татарстане. Теперь вот в Москве.  Ошибочно полагать, что это касается исключительно членов «Хизб ут-Тахрир». Если общество будет закрывать глаза на такого рода процессы, 278-ю статью начнут применять в отношении участников любых политических организаций, не лояльных власти», - подчеркивает правозащитник.

Преступление без действия

Абусупьян Гайтаев также констатирует, что приговор вынесен «незаконный, необоснованный и несправедливый». И он готов это доказать в вышестоящих инстанциях. В интервью корреспонденту «Кавказской политики» Гайтаев заверил, что «если Верховный суд захочет объективно разобраться в этом деле, сторона защиты предоставит ему такую возможность».

«Статья 278-я была инкриминирована изначально неправильно. Это все понимали, в том числе и следствие. Не было ни одного доказательства для обвинения по этой статье. Потому что не было действий, которые можно было бы охарактеризовать как приготовления к свержению конституционного строя или захвату власти. А без действия нельзя совершить преступления, подпадающего под 278-ю статью», – обращает внимание адвокат.

Позиция обвинения, напоминает Гайтаев, строилась на показаниях некоего Мальсагова,  утверждавшего, что Инамов в 2009-м якобы заявил, что надо захватить власть в Российской Федерации. «Но, во-первых, Мальсагов сам осужден по тем же 278-й и 282-й статьям — получил 4,5 года в обмен на досудебное соглашение. Во-вторых, предположим, Инамов это сказал. Но что за этим последовало? Были ли какие-то действия? По свидетельству того же Мальсагова, никаких указаний Инамов не давал, и на его слова никто не отреагировал. Тогда в чем заключались приготовления к свержению конституционного строя?», – недоумевает защитник.

Он говорит, что на первом же заседании понял, что приговор будет обвинительным: «По  судье было видно, что решение уже принято, и этот процесс — всего лишь формальность. Судья Гученкова освободила себя от каких-либо обязательств по соблюдению принципов судопроизводства — объективность, равноправие, состязательность. Она их просто игнорировала. Не давала защите нормально допросить свидетелей, отводила простые вопросы. К примеру, я спрашиваю у свидетеля: «Какие конкретно действия совершил Курбанов или какие призывы были с его стороны?». Судья отводит этот вопрос. Но, если моего подзащитного обвиняют по 278-й статье, разве я не обязан уточнить, в чем именно он виновен? В общем, то, что творилось на процессе, — это полный беспредел. Поэтому приговор никакого отношения к правосудию не имеет».

То, что творилось на процессе, — это полный беспредел

Стоит добавить, что в ходе процесса Гайтаев заявлял отвод судье, проявлявшей, на его взгляд, личную заинтересованность в обвинительном приговоре. Однако судебные заседатели отказали в удовлетворении ходатайства.

Как аукнется...

Адвокат отмечает, что «к сожалению, российское общество готово принимать такие решения суда». «Создается образ мусульман-экстремистов, – поясняет Гайтаев. – И многим кажется, что это приговор в отношении членов «Хизб ут-Тахрир». Мол, нас это не касается, это проблемы мусульман. Но, я думаю, что нарушения закона в судах аукнутся всем. Точно так же могут фабриковаться дела, фальсифицироваться доказательства против любого из нас».

Когда суды принимают решения, руководствуясь не законом, а конъюнктурой, добавляет Абусупьян Гайтаев, это наносит большой удар по самому институту судебной власти Российской Федерации. Вместе с тем он исключает предположение о связи приговора с последними политическими событиями. Присоединение Крыма, где до недавнего времени партия «Хизб ут-Тахрир» была разрешена, не могло повлиять на ход дела — статья 278 УК применялась в Челябинске, Башкортостане, Татарстане еще до вхождения полуострова в состав России.

Российское общество готово принимать неправосудные решения суда в отношении мусульман


«Думаю, задача ставится предельно четко: пресечь на корню деятельность «Хизб ут-Тахрир, - полагает адвокат. - А без реальных посадок это сделать невозможно. Другое дело, что задача эта выполняется без оглядки на закон и без каких-либо опасений понести наказание за неправосудные решения. При этом посадки лишь поощряются — премии, повышения и прочее».

«Я вновь и вновь убеждаюсь, что положение с соблюдением закона в России с каждым годом становится хуже, - резюмирует Гайтаев. – Особенно это касается вопросов, связанных с религией. Здесь государство почему-то считает, что можно игнорировать любые формальности. Если человек преследуется по религиозному признаку, ему можно подкинуть и оружие, и наркотики. Все знают, что он никогда не пил, не курил, но его обвиняют в хранении или употреблении наркотиков... Защищать людей в таких ситуациях становится все сложнее».

3 Распечатать

Наверх