20 января
29 июля 2015 6658 0

Армения - Иран: сотрудничество после санкций

Какие тренды сложатся в армяно-иранских отношениях после выхода ИРИ из-под санкций
Фото: nyut.am
Фото: nyut.am

usahlkaro Аршалуйс Мгдесян Автор статьи

Информационный «голод» по армяно-иранской теме после длительного молчания решил насытить посол Ирана в Армении Мохаммад Реиси. Он встретился с журналистами и некоторыми мыслями поделился с общественностью.

Нельзя сказать, что он говорил откровенно и представил какие-то неизвестные подробности армяно-иранских отношений. Мало конкретики было в его заявлениях и по фактически замороженным из-за санкций армяно-иранским экономическим проектам – Мегринской ГЭС на пограничной реке Аракс, железной дороге Армения - Иран, строительству нефтеперерабатывающего завода, Третьей линии высоковольтной электропередачи и др.

Торговля оживится?     

Отмена международных санкций в отношении Ирана, как заметил посол, благоприятно повлияет на весь регион и поспособствует развитию армяно-иранских отношений. С выходом из изоляции страна вернется на глобальный нефтегазовый рынок, ее зарубежные счета будут разморожены, что, на взгляд дипломата, положительно скажется на развитию экономических и других связей между ИРИ и Арменией.

Из-за антииранских санкций объемы торговли между двумя странами резко сократились, так как фактически были заблокированы банковские переводы. Еще в 2013 году объем торговли между ними достигал $350 миллионов.

Армения по сути лишилась доступа к иранскому порту Бендер Абас в Персидском заливе, поскольку крупные судоходные компании туда не заходили. Ереван был вынужден почти полностью сконцентрироваться на грузинских портах Батуми и Поти.

Порт Бендер Абас в Иране. Фото: bil.by

Выход Ирана из-под санкций благотворно скажется на ирано-армянских отношениях, в т.ч. на торговом обороте между странами

Однако оптимизм дипломата по активизации межгосударственной торговли не разделяют эксперты.

«Это не вариант. Достаточно только сравнить средние показатели паритета покупательской способности в Иране и Армении. В Иране по данным 2014 года – это порядка $17 тыс., в Армении – $7,3 тыс. То есть в этом плане Иран – более развитая страна», – отмечает экономист, президент совета директоров Американской торговой палаты в Армении Тигран Джрбашян.
В период санкций Иран хотя и нес потери, но не стоял на месте. Исламская Республика сделала огромные инвестиции в сферах образования, медицины и инфраструктуры.
Эксперты: ожидать наплыва армянских продуктов на открытый иранский рынок вряд ли стоит

«В результате этих инвестиций и субсидий производимые в Иране продукты стоят дешевле, чем в Армении. То есть ожидать наплыва армянских продуктов на открытый иранский рынок вряд ли стоит. А Армения не такой большой рынок как по численности населения, так и по покупательской способности, чтобы сильно заинтересовать Иран в плане торговли», – отмечают эксперты.  

Третья линия электропередачи и ГЭС

В августе, как заметил посол, ожидается визит вице-президента Ирана в Армению, в рамках которого будут обсуждены детали реализации проекта строительства Третьей линии электропередачи.

«В течение месяца состоится визит вице-президента Ирана в Армению, который, по сути, осуществляется в рамках реализации проекта строительства Третьей высоковольтной линии электропередачи между странами», – сообщил Реиси.

Со слов дипломата ощущалось, что в настоящее время оптимальными проектами для Ирана являются строительство Третей линии электропередачи между государствами (Армения и Иран торгуют по бартерному принципу «газ в обмен на электричество») и Мегринская ГЭС. Хотя бы по той простой причине, что для их реализации огромных инвестиций, как в случае с армяно-иранской железной дорогой, не потребуется.

Торжественный запуск строительства Мегринской ГЭС. Фото: АрменПресс

Стоимость проекта ГЭС на армянской стороне оценивается примерно в 330 млн долларов, тогда как для строительства и запуска железнодорожной ветки необходимо порядка 3,2 млрд долларов.  

По мнению экспертов, после выхода Ирана из изоляции ряд ранее согласованных проектов фактически теряют свою актуальность. Например, строительство НПЗ на территории Армении, который должен будет работать на ввозимом из Ирана сырье.

«Проект есть, но необходимы инвестиции», – так ответил иранский дипломат на вопрос журналистов о том, насколько реалистично претворение в жизнь проекта по строительству НПЗ.
«Единственная причина строительства Ереванской ТЭС, поставляющей в Иран электроэнергию в обмен на газ, – это ограничения в создании аналогичной станции в Иране, поскольку новые технологи не были доступны Тегерану. После отмены санкций Иран спокойно может приобрести эти технологии и построить у себя подобные станции. Это относится также и к другим отраслям. То же самое можно сказать о планах строительства НПЗ на территории Армении. Зачем Ирану строить на территории Армении НПЗ, если он может соорудить такой завод у себя?» – отмечает Тигран Джрбашян.
Эксперт: зачем Ирану строить на территории Армении НПЗ, если он может соорудить такой завод у себя?

По словам эксперта, проект Мегринской ГЭС, возможно, будет реализован. «Хотя в настоящее время в Иране производится в 2,8 раза больше электроэнергии на душу населения (в нефтяном эквиваленте), чем в Армении. Иран в перспективе может стать также альтернативным источником поставок бензина в Армению», – пояснил он.

Коридор Север – Юг

Посол Ирана считает, что Армения может стать связывающим звеном между Персидским заливом и Черным морем. Речь о коридоре Север – Юг, который Исламская Республика, по словам дипломата, считает перспективным.

«Может быть, реализация этого проекта будет длиться несколько дольше, но наличие коммуникаций окажет серьезное влияние на экономическую ситуацию», – сказал дипломат.       

В вопросе выстраивания коридора Север – Юг тоже не все так гладко. Это в общем-то два проекта – строительство высококачественной автомагистрали, соединяющей Армению, Иран и Грузию, и проект железной дороги Иран – Армения.

Автострада Север – Юг уже строится, но будущее железнодорожного проекта остается туманным. Даже после выхода из изоляции Тегеран не намерен вкладывать туда больше средств, чем планировалось.  

Ранее иранские чиновники неоднократно заявляли, что Иран хочет реализации этого проекта и готов построить на своей территории железнодорожную ветку длиной 90 км, до границы с Арменией. А дальше Армения должна искать инвестиции сама для реализации остальной и самой большой части проекта на своей территории, где необходимо будет прорыть 120 км тоннелей.
Проект строительства ж/д Иран - Армения оценивается в $3,2 млрд: речь идет о больших инвестициях, которых пока нет

«Проект строительства железной дороги Иран – Армения оценивается в пределах 3,2 млрд долларов. То есть речь идет о больших инвестициях, которых пока нет», – подчеркнул посол, не уточнив, готов ли Иран делать инвестиции и на армянской стороне.

Строительство железной дороги Иран – Армения, по мнению ираниста Севака Саруханяна, не связано с социально-экономической ситуацией в Иране. «Его осуществление зависит от инвестиций в Армению», – пояснил иранист.

«Конечно, для Ирана было бы неплохо иметь железнодорожную ветку с Арменией, но этот проект для Тегерана не столь перспективен, так как в скором времени у него появится сквозное железнодорожное сообщение через Азербайджан (Иран – Азербайджан – Россия)», – отмечает Тигран Джрбашян.

Тигран Джрбашян. Фото: armbanks.am 

Контуры реальности

В меняющейся региональной политической среде для Армении открываются новые возможности. В связи с этим необходимо правильно ориентироваться, не зацикливаясь на прежних проектах, считают эксперты.    

Приоритетным направлением армяно-иранского сотрудничества посол Ирана считает кооперацию с Евразийским экономическим союзом. Данное направление особенно актуально, поскольку в настоящее время Иран и ЕАЭС ведут переговоры по созданию зоны свободной торговли. Среди стран ЕАЭС лишь Армения имеет сухопутную границу с Ираном, и именно ее опыт торговли с этой страной будет учитываться при создании зоны свободной торговли.
Приоритетным направлением армяно-иранского сотрудничества посол Ирана считает кооперацию с Евразийским экономическим союзом

«Если у нас получится достичь согласия с ЕАЭС и заключить соглашение по льготным таможенным тарифам, это будет иметь серьезное значение для наших отношений», – подчеркнул Мохаммад Реиси.

Экономист Тигран Джрбашян считает, что Армения может получить больше выгоды, превратившись в «портал» доступа в Иран.

«С учетом особенностей внешней и внутренней политики Ирана, а также его претензий на региональное лидерство, кроме Армении, ни одно из окружающих Иран государств, не может играть эту роль.

Турция – региональный соперник Ирана, а Ирак – поле для боя. Арабский мир с учетом религиозного шиито-суннитского конфликта также исключается из этого списка. На сегодняшний день наиболее удобным входом в Иран для всего мира является Армения», – отмечает он.

На его взгляд, с учетом того, что Армения в плане бизнес-климата более привлекательна, чем Иран, есть возможность, чтобы международные бизнес-структуры были предрасположены размещать свои представительства и офисы в Армении для работы на иранском рынке.

«Здесь играют свою роль также другие особенности Ирана, например, исламский банкинг, суды шариaта и пр. Иран – привлекательная страна для торговли, но не для ведения или обслуживания бизнеса», – подытожил эксперт. -1 Распечатать

Наверх