19 октября
06 ноября 2015 3531 0

Анатомия победы Эрдогана

Эксперты рассуждают о природе победы «Партии справедливости и развития» и том будущем, которое сформирует Анкара после выборов
Фото: kommersant.ru
Фото: kommersant.ru

usahlkaro Надана Фридрихсон международный обозреватель

Турецкая политика – дело тонкое, а пути Эрдогана уж точно не поддаются простой логике. Определенно, президент Турции умеет удивлять. После, казалось бы, сокрушительного провала на парламентских выборах в июне, когда правящая партия не только не получила большинство мест в парламенте, но и была вынуждена смириться с успехом лидера прокурдской партии, всего за пять месяцев Реджеп Эрдоган умудряется переиграть ситуацию в свою пользу.

И делает он это на, мягко говоря, неблагоприятном фоне: трансграничная операция, конец перемирия с РПК, последующие подрывы нефте- и газопроводов, теракт в Анкаре, обострение отношений с Россией.

Как ему это удалось и какая теперь будет внешнеполитическая стратегия турецкого президента? На эти вопросы эксперты отвечают по-разному.

Победа на выборах: фальсификация или продуманная стратегия?

После победы на парламентских выборах 1 ноября Эрдоган получает долгожданное большинство для своей партии в парламенте. Комментируя победу, турецкий президент заявил: «1 ноября народ высказался в пользу стабильности. Нам надо быть едиными, быть братьями, вместе быть Турцией».

Однако не все были согласны с тезисом о выборе народа. При анализе триумфальной победы оппоненты Эрдогана не обошли стороной и более прозаичную ее причину: выборы были сфальсифицированы.

Мог ли Эрдоган со своей командой в непростое время пойти на такой шаг? Ведь на кону не просто амбиции политика – вся Турция. История помнит, до чего доводило эту страну коалиционное правление. Помнит об этом, конечно, и сам Эрдоган.

Председатель Исламского комитета РФ Гейдар Джемаль полагает, что фальсификаций не было:

«Технологии возможных фальсификаций в Турции не так отработаны, как на территории СНГ. В этом плане Турция – наивная страна.

Там слишком много серьезно настроенных людей, которые в таком случае не как Зюганов пошли бы к фиктивному победителю с поздравительной телеграммой, а скорее начали бы такую бучу, что никому мало бы не показалось. Поэтому себе дороже от такого рода подлогов».

Гейдар Джемаль отмечает, что причина победы Эрдогана кроется в страхе турецкого населения, которое осознало, что не стоит расшатывать позиции харизматичного лидера, который пытается сделать страну политически значимой в современном мире, где «ты можешь быть либо субъектом, либо объектом, т.е. либо тебя все пинают, либо ты».

«Видя, что они своим голосованием лишили Эрдогана возможности отдавать команды и рулить кораблем, на фоне российского вмешательства в Сирию и активизации курдских террористов, турецкое население срочно пересмотрело свои взгляды и вернулось к передаче полномочий избранному лидеру, но не в такой степени, чтобы он мог изменить Конституцию», – отмечает Джемаль.

Тем не менее эксперт полагает, что Эрдоган получил кредит доверия, который будет им использован, чтобы активизировать политику Турции и «еще более жестко вести ее в направлении реализации тех целей, которые изначально "Партия справедливости и развития" ставила перед собой. То есть это неоосманский проект, это устранение Асада и борьба с курдами».

Эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрей Арешев согласен с тем, что фальсификация вряд ли имела место, хотя некоторые политические оппоненты Эрдогана обвиняют его и правящую партию в подлоге голосов.

«Дело в другом…», – убежден Арешев, отмечая при этом, что победа партии Эрдогана стала неожиданностью не только для российских, но и для зарубежных аналитических центров:

«На мой взгляд, речь идет о системной и упорной работе как центрального руководства ПСР, так и региональных структур с отдельными категориями турецкого населения, предметной адресной работе на разных уровнях, что в значительной мере позволило переломить негативный для партии Эрдогана тренд, который мы наблюдали в июне».

Победа партии Эрдогана стала неожиданностью не только для российских, но и для зарубежных аналитических центров

Арешев уверен, что работа с населением не велась в стиле запугивания: были задействованы иные механизмы:

«Может быть, применялись такие методы, которые в западной, да и в российской политической практике могли бы расцениваться как подкуп избирателей. Такой мелкий, небольшой подкуп, например, раздача продуктов питания отдельным представителям неимущих слоев населения. Но в Турции, как и в любой другой восточной стране, своя политическая культура – и там это не считается чем-то неприемлемым».

Курдский вопрос: ломать хребет или договариваться?

В отношении курдского и сирийского вопросов взгляды собеседников КАВПОЛИТа расходятся.

Гейдар Джемаль дает довольно острый прогноз на развитие ситуации с курдами, полагая, что задача Эрдогана будет состоять в том, чтобы военной силой сломать курдам хребет – а это, по мнению спикера, возможно «только через прямую поддержку ИГ, которое реально воюет с курдами».

Задача Эрдогана в том, чтобы военной силой сломать курдам хребет, что возможно сделать через прямую поддержку ИГ

Однако возможен и крайний вариант, а именно прямое вмешательство турецкой армии в Сирии против курдов.

«И полученного Эроганом и его партией кредита доверия от общества будет достаточно, чтобы принять такое решение», – уверен Джемаль.

Однако ситуация не настолько однобока. Как предполагает Гейдар Джемаль, сирийские курды также активизируют протестную активность, что может повлечь за собой террористические акции в различных городах Турции.

Андрей Арешев уверен, что в отношении Сирии позиция Анкары не изменится, но что касается курдского вопроса – здесь ситуация может видоизмениться, и турецкому руководству все же придется искать компромисс:

«Конечно, та националистическая риторика, которая была развернута в период до парламентских выборов, должна быть как-то нивелирована. Турецкому руководству придется так или иначе искать компромисс в отношении курдов, которые составляют значительную часть турецкого населения и представляют мощный политический фактор, который может быть использован по-разному».

Эксперт отмечает, что курдский и сирийский вопросы связаны. Арешев напоминает: президент Турции не раз заявлял, что не допустит создания на своих границах автономного курдского района, и это означает не только фактическое вмешательство в дела соседнего государства, но и запрос на более активную роль Турции в определении будущего Сирии.

А это, в свою очередь, «конечно же, вызовет вопросы не только со стороны Сирии и курдов, но и со стороны других игроков, которые, как мы знаем, так или иначе поддерживают сирийских курдов. Я имею в виду прежде всего, конечно, США», – отмечает эксперт.  

Наш собеседник уверен, что речь идет о сложной игре, но, в отличие от Гейдара Джемаля, не считает, что для решения возникающих задач Турции обязательно делать ставку на силу:

«Здесь просматривается достаточно сложная игра. И чтобы решить эту головоломку, турецкому государству не обязательно делать ставку только на силовые методы. То, что они себя не оправдали и не оправдают, думаю, уже вполне очевидно. Нужно вступать в диалог».

Арешев полагает, что Турцию ожидают непростые времена, несмотря на заданный курс сделать страну более величественной:

«Величие Турции – это некий ориентир, к которому, конечно, турецкий мир стремится. Но нужно понимать, что отнюдь не все заинтересованы в этом величии. Кроме того, имеется много объективных факторов, которые делают это величие менее достижимым.

В последнее время к известным проблемам прибавились еще и проблемы в экономике. Так что, я думаю, непростое будущее ожидает Турцию – как, впрочем, и любую другую ближневосточную страну».

Однако при всем при том, свою мысль эксперт заканчивает на оптимистичной ноте:

«Эрдоган – талантливый политик. И я думаю, что он приложит все усилия для консолидации различных партий, групп, политических движений для реализации тех целей, которые он столь амбициозно заявляет».

-1 Распечатать

Наверх