14 февраля 2014 591 0

Америка заколоченных небоскребов

Документальный фильм Валерия Рукобратского

— Вашу экономику залихорадит лишь от одной мысли, сказанной вслух главой Федеральной резервной системы США, — доктор экономических наук Шавьер Сала-и-Мартин (далее Шавьер Сала) не церемонится. Он смотрит на мировую экономику с высоты своей кафедры факультета экономики Колумбийского университета в Нью-Йорке. Того самого, где учился Барак Обама. Место России в мировой экономике, по мнению профессора, — очень небольшое и неприглядное. Его слова были обидными. Но вскоре случилось то, о чем говорил профессор.
Весь январь наш фондовый рынок падал, а рубль трясло и колошматило. В день рубль, словно чахоточный, мог сбросить в весе до 70 копеек сразу. У слабой валюты, конечно, есть свои плюсы, но не об этом сейчас речь.
Центробанк признал: рубль просел из-за биржевой игры спекулянтов. Да что там рубль! Обвалились валюты всех развивающихся стран:
Аргентины, Бразилии, Индии, Турции. Даже злотый евросоюзной Польши — и тот упал.
Но что же такого там, за океаном, сказали, что содрогнулась немалая
часть мировой экономики?

Шавьер Сала, доктор экономических наук:

— Одна лишь мысль о том, что Федрезерв* собирается начать меньше печатать деньги, подчеркну, он еще не стал это делать, он лишь объявил, что собирается, — одна лишь эта мысль заставляет инвесторов, тех, кто вкладывает деньги в фондовые рынки, бежать от вас обратно в Америку.

* Это американский аналог нашего Центробанка, точнее — ФРС уже давно превратилась в Центральный банк
всей мировой экономики

Что за ерунда, скажет обычный человек? Причем здесь мы, какой-то мифический Федрезерв и что за спекулянты? Как мы, живущие в тысячах километрах от Уолл-стрит, оказались финансовыми
заложниками их денежной системы? И насколько эта система хороша, если кризис 2008 года
зародился именно там, но страдал весь мир.

Блеск и нищета США Все официальные экономисты в один голос признают: американская экономика — самая крутая в мире. Наверное, это действительно так. Если бы не несколько нюансов.

«По разрушенному Чикаго ты бредешь одна», — бывает, привяжется строчка из песни. Так и сейчас. Только не Чикаго вокруг, а Детройт. Рабочий полдень, но вокруг — пусто, словно ты не в городе, где 700 000
живет. Ни машин, ни людей. Хотя нет, вот бредет один. Словно зомби. Штаны сползают, куртка висит мешком. Темнокожий житель Детройта размахивает руками, кричит что-то в пустоту перед собой. Похож на
героинового торчка — так их тут называют. И он не один. Героиновый зомби в Детройте — частый прохожий.

— «Мотор-сити», «город американской мечты» — так город называли в 60-е годы прошлого века, — говорит бывшая сотрудница мэрии города Ким Русинова. Упадок города она принимает очень близко к сердцу. — Это был пик расцвета американского автопрома, больших и красивых машин, сжиравших уйму дешевого на тот момент бензина. В Детройте проживало почти два миллиона человек.

Город начал свой путь к смерти, когда в конце 60-х годов стало дорожать топливо и американские машины начали проигрывать конкуренцию японскому автопрому. Квалифицированные специалисты (в основном белое население) начали покидать Детройт в поисках более привлекательной работы. Постепенно население Детройта стало афроамериканским, — продолжает экс-сотрудник мэрии. — В результате выборы мэра выигрывали темнокожие люди. Каждый новый мэр обещал все больше и больше льгот бедному населению. Город залез в гигантские долги. Плюс — автопром сокращал производство, росла безработица.

Я оказался в Детройте в день, когда Верховный суд США признал его банкротом. В даунтауне — деловом центре — так же пустынно. Я хотел поговорить о случившемся хоть с кем-то из местных. Взглядом я искал людей, осмотрел внимательно площадь, на которой стоял. Никого. Но тут я почувствовал внутренний холодок, вокруг что-то было не так. Словно я очутился в каком-то мистическом триллере. Вот небоскреб передо мной, у него все окна заколочены досками. Все! Абсолютно! А вот справа еще одна высотка — и она заброшена. Это была площадь заколоченных небоскребов. Кладбище «американской мечты»…

В самый разгар прошлого финансового кризиса я очутился в Тольятти, это был 2009 год. Тогда всерьез шли разговоры о том, что проще закрыть русский «Мотор-сити», чем спасать. Ситуация была критическая: склады забиты авто, никто ничего не покупает. Тогда Тольятти произвел на меня гнетущее впечатление. Словно что-то инородное было воткнуто посреди красивых волжских лесов. На самом деле, мне просто не с чем было сравнивать. Местные жители, из тех, с кем удалось поговорить, наивно надеются, что их спасет продажа ценных картин из муниципального музея. Не спасет. Долги города — почти 20 млрд. долларов. В январе в городе выбрали нового мэра. Впервые за более чем сорок лет это оказался представитель белой части населения. Но люди не спешат возвращаться в Детройт. Помимо заколоченных небоскребов здесь тысячи заброшенных жилых домов. Порой их можно купить за несколько сотен долларов. Правда, долгов у таких домов будет на десятки тысяч долларов.

— В некогда богатых кварталах города покинутые дома маскируются под жилые, — рассказывает Ким Русинова. После того, как у нее закончился контракт с мэрией, и его не стали продлевать из-за нехватки денег, она открыла туристическое агентство. Возит людей по развалинам Детройта, рассказывает о былом величии города. — На этих домах вы не увидите табличку, что они продаются. Не надо, чтобы все знали, что дом пустует. Иначе придут те, кто собирает металл, обдерут в доме все ценное и сдадут в пункты приема цветмета.

Детройт по-прежнему остается самым опасным городом США. В прошлом году здесь было совершено 60 000 преступлений.

— Главная проблема Детройта в том, город полностью положился лишь на один вид индустрии — производство авто, — объясняет экономические причины кризиса в городе профессор Шавьер Сала. — И когда начался коллапс, город ничего не мог с этим сделать. Не было возможности уйти в другой сектор экономики по одной простой причине — его не существовало.

Правда, есть места и похуже Детройта. Вообще, весь промышленный север США находится сейчас в тяжелой экономической ситуации. Их сталелитейщики, так же как и наши, страдают от низких цен на металлы. Автопром США пытается вырулить на прибыль, но получается с трудом.

http://www.kp.ru/daily/real-usa/?from=dir

0 Распечатать

Наверх