18 сентября
21 января 2017 4693 0

Адыгейская комбинация по сценарию Татарстана

Адыгея – чуть ли не первый за последние годы субъект федерации, где глава смог передать власть заранее отобранному преемнику
Аслан Тхакушинов и Мурат Кумпилов, бывший и новый главы Адыгеи. Фото: natpress.net
Аслан Тхакушинов и Мурат Кумпилов, бывший и новый главы Адыгеи. Фото: natpress.net

usahlkaro Николай Проценко журналист

О такой комбинации, впервые осуществленной в 2010 году президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, мечтали многие главы регионов, но почти везде в их планы вмешивался федеральный центр.

Несмотря на то что второй срок полномочий Аслана Тхакушинова, на днях ушедшего в отставку, оказался для Адыгеи почти полным безвременьем, для Кремля эта небольшая республика может выглядеть чуть ли не образцовым регионом Северного Кавказа.

Адыгея практически не поставляет плохих новостей об экстремизме, межнациональных или религиозных конфликтах, при этом дотационность регионального бюджета постоянно снижается, а доходы растут. Лучшего варианта стабильности на Кавказе и не придумаешь.

Так что преемнику Аслана Тхакушинова Мурату Кумпилову совершенно не обязательно что-либо принципиально менять: сам факт передачи власти в Адыгее, санкционированный Кремлем, свидетельствует о том, что такая специфическая версия региональной стабильности федеральный центр вполне устраивает. А проблемы типа избытка молодежи, которой в республике невозможно обеспечить  достойный заработок, можно по-прежнему «экспортировать» в соседний Краснодар.

Развитие со знаком «минус»

Последние годы под руководством Аслана Тхакушинова для Адыгеи стали периодом практически полной стагнации во всех сферах жизни республики, в первую очередь в ее социально-экономическом развитии.

Аслан Тхакушинов. Фото: РИА Новости

В 2012 году, когда Тхакушинов заступил на второй срок полномочий, Адыгея занимала в ежегодном исследовании социально-экономического положения регионов России агентства РИА  «Рейтинг» лишь 75-е место (следом шли Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия). Краснодарский край, с которым Адыгею вольно или невольно, пусть и не всегда обоснованно, сравнивают, занимал в этом же исследовании 13-е место.

Спустя четыре года  Адыгея оказалась в аналогичном рейтинге еще ниже – на 77-м месте, перед Кабардино-Балкарией, Карачаево-Черкесией и Северной Осетией. Краснодарский край тоже опустился на три строчки вниз, но ни о каком выходе Кубани из «высшей лиги» российских регионов речи, конечно, не идет. Адыгея же как была, так и остается в числе наименее развитых субъектов федерации.

Между Краснодаром и Майкопом всего 120 километров, но за это время можно совершить путешествие на четверть века назад

Но итоги первого срока Тхакушинова давали определенные надежды на то, что республика сможет если не полностью выскочить из «ловушки отсталости», то по меньшей мере «приземлить» на своей территории ряд знаковых инвестпроектов. Подобные случаи вскоре после первого назначения Тхакушинова  главой Адыгеи в 2007 году в самом деле были, причем довольно знаковые. Например, именно в Адыгее, а не в Краснодарском крае решила построить свой торговый комплекс «Мега» компания IKEA.

Однако вторая пятилетка Тхакушинова была отмечена серией инвестиционных фиаско. Был свернут проект строительства горнолыжного курорта на плато Лагонаки – в октябре прошлого года правительство РФ ликвидировало созданную под его реализацию особую экономическую зону.


Проект курорта Лагонаки. Фото: livesport.ru

Не пошел дальше деклараций проект строительства в Тахтамукайском районе Адыгеи нефтеперерабатывающего завода, за которым стояли лица, близкие к бизнесмену Михаилу Гуцериеву. Не преодолел «бумажную» стадию и проект создания индустриального парка на базе Кошехабльского газоконденсатного месторождения, который неоднократно показывали на разных инвестиционных форумах.

С другой стороны, может быть, и к лучшему, что эти нашумевшие в свое время проекты не были реализованы, поскольку все они были сопряжены с повышенными экологическими рисками и вызывали большую тревогу природоохранных организаций, в том числе далеко за пределами Адыгеи. Например, строительство горнолыжного курорта на плато Лагонаки фактически заблокировало ЮНЕСКО, пригрозив исключить этот объект из списка Всемирного природного наследия.

Перечисленными неоднозначными инициативами портфель крупных инвестпроектов Адыгеи, конечно, не исчерпывался. Например, в прошлом году в республике открылся крупный гипсовый завод, построенный волгоградской компанией «Волма» (170 рабочих мест), и два логистических центра (850 рабочих мест).


Гипсовый завод в Адыгее. Фото: «Аргументы и Факты»

По итогам инвестиционного форума «Сочи-2016» власти республики отчитались о подписании семи соглашений на общую сумму 16,4 млрд рублей (годом ранее из Сочи привезли пять соглашений на сумму 5 млрд рублей).

Возможно, у Адыгеи было бы больше естественных стимулов для развития, если бы рядом не было Краснодара

В то же время данные независимых исследований говорят о том, что инвестиционный климат в Адыгее во время второго срока Аслана Тхакушинова заметно ухудшился. В рейтинге инвестиционной привлекательности регионов РФ агентства RAEX в 2012 году республика занимала  38-е место в стране по уровню инвестиционных рисков. В последней же версии этого рейтинга Адыгея откатилась на 53-е место – при неизменно низком потенциале (в середине восьмой десятки субъектов РФ).

Оценки экспертов подтверждает и статистика инвестиций, привлеченных в Адыгею за последние несколько лет. Пикового значения – 18,7 млрд рублей, по данным Росстата – они достигли в 2011 году, то есть в самом конце первого срока Аслана Тхакушинова, и в последующие четыре года этот объем оставался недосягаемым. В 2015 году, по информации Минэкономразвития Адыгеи, инвестиции просели сразу на 22,1% при среднероссийском спаде в 8,4%.

Цена стабильности

Внешние наблюдатели неизменно оценивают ситуацию в Адыгее как стабильную. Действительно, в отличие от других республик Северного Кавказа, этот регион почти не поставляет в федеральную ленту новостей сообщения, связанные с активностью экстремистов, межэтническими столкновениями или антикоррупционными «маски-шоу».

Однако об истинной цене этой стабильности можно судить по демографической динамике, хотя, на первый взгляд, она вполне оптимистична: за последние пять лет население Адыгеи увеличилось на 11,5 тысячи человек – с 440 до 451,5 тысячи жителей.

На деле же этот рост весьма неравномерно распределен по территории республики. Увеличение численности жителей характерно главным образом для закубанских поселков Яблоновский и Энем, которые фактически являются частью Краснодара и где многие краснодарцы покупают для себя новые квартиры. Население же столицы Адыгеи – города Майкопа – в последние годы оставалось неизменным, на уровне примерно 144 тысячи человек.

Панорама Майкопа. Фото: nesiditsa.ru

Согласно последним данным статистики, смертность в городе опережала рождаемость (соответственно, 15 и 13 жителей на 1000 человек в год). «Прекрасный город для пенсионеров» – такая характеристика столицы Адыгеи вполне привычна на интернет-форумах для тех, кто планирует переезд на юг России.

Не исключено, что решающим аргументом в пользу Кумпилова стало снижение дотационности бюджета Адыгеи
Возможно, у Адыгеи было бы больше естественных стимулов для развития, если бы рядом не было Краснодара – одного из самых динамичных мегаполисов России, население которого как минимум вдвое превышает население всей Адыгеи. Для многих молодых жителей Адыгеи выбор между родной республикой и Краснодаром диктует разительное отличие потенциальных доходов: средняя зарплата в Адыгее в прошлом году составляла 21,5 тысячи рублей в месяц, в Краснодаре – 37,5 тысячи рублей.

Безусловно, стоимость жизни в Краснодаре заметно выше, но и возможностей для построения карьеры там гораздо больше, а главное – принципиально отличается качество городской среды. Между Краснодаром и Майкопом всего 120 километров, но за это время можно совершить путешествие на четверть века назад.


Панорама Краснодара. Фото: tvkrasnodar.ru

В общем, ничего удивительного, что в последнем рейтинге мэров региональных центров, составленном Центром информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при правительстве РФ, глава Майкопа Александр Наролин оказался лишь на 67 месте.


Глава Майкопа Александр Наролин. Фото: aif.ru

Тем не менее этот своеобразный вариант стабильности по-адыгейски, скорее всего, не вызывает каких-либо серьезных нареканий у федерального центра – в противном случае Аслан Тхакушинов едва ли смог бы осуществить комбинацию с передачей власти «по наследству» спикеру парламенту республики и по совместительству своему родственнику Мурату Кумпилову. Несмотря на попытки адыгейских активистов достучаться до Кремля, там приняли решение не идти на какие-либо принципиальные изменения.


Мурат Кумпилов и Аслан Тхакушинов. Фото: RFE/RL

Не исключено, что решающим аргументом в пользу Кумпилова стало такое обстоятельство, как снижение дотационности бюджета Адыгеи до уровня 38,2% (данные на середину прошлого года). На вполне приемлемом уровне находится и долговая нагрузка бюджета республики – в середине прошлого года она составляла всего 43% от совокупных доходов.

Кавказская республика, где не стреляют, где нет открытых межнациональных и религиозных конфликтов, и при этом вполне научившаяся самостоятельно зарабатывать – что может быть отраднее для федерального чиновника?
В среднем по стране ВВП за последние годы вырос на 7,5%, в Адыгее же – в полтора раза

«В среднем по стране ВВП за последние годы вырос на 7,5%, в Адыгее же – в полтора раза. Доходы консолидированного бюджета республики увеличились до 17 млрд рублей. При этом собственные доходы, ежегодно показывая позитивную динамику, выросли в четыре раза. Это впечатляющие успехи», – заявил в сентябре прошлого года вице-премьер правительства РФ Дмитрий Козак.

Нельзя исключать, что уже в тот момент принципиальное решение по передаче власти от Тхакушинова к Кумпилову было принято, и осталось лишь дождаться формального срока истечения полномочий действующего главы.

Так или иначе, это, кажется, первый случай после памятной операции «Преемник» в Татарстане (переход власти от Минтимера Шаймиева к Рустаму Минниханову), когда руководителю региона удалось безболезненно провести подобную комбинацию. С этой точки зрения крайне редко попадающая в поле внимания политологов Адыгея неожиданно породила весьма неординарный прецедент.

0 Распечатать

Наверх