28 апреля 1030 0

Выборы в Абхазии: за все хорошее против всего плохого

Прошедшие выборы в парламент республики продемонстрировали слабость партийной системы 

usahlkaro Екатерина Нерозникова журналист

Недавно на Южном Кавказе завершились несколько выборных циклов – в Абхазии выбирали парламент, а в Южной Осетии – президента. Несмотря на различия политических процессов, эксперты видят схожесть вызовов, стоящих перед обеими республиками. И прошедшие выборы сделали вызовы более очевидными, о чем говорят как результаты, так и нюансы предвыборной гонки.

Отдельное внимание стоит обратить на политические процессы в Азербайджане, Армении и Грузии. Конституционные реформы, проводимые в этих странах, толкают их на путь «среднеазиатской демократии» – где власть пожизненно отдана одному человеку.

Выборные кампании в Южной Осетии и Абхазии, а также политические процессы на Южном Кавказе в целом были проанализированы экспертами в рамках круглого стола, организованного Центром проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО и Центром изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья ИВ РАН.

Несмотря на существенные различия между Абхазией и Южной Осетией (как в политической, так и в общественной жизни), общий исторический контекст позволяет сравнить происходящие там процессы.

Так, обе республики прошли в предыдущие годы через сложные выборные этапы и находились под угрозой дестабилизации. В Абхазии предыдущий президент был вынужден уйти в отставку раньше срока. Нынешнего президента Рауля Хаджимба оппозиция пыталась отправить в отставку дважды.

Президент Абхазии Рауль Хаджимба ранее сам был лидером оппозиции

По мнению экспертов, выборы в Абхазии можно рассматривать как референдум о состоятельности политической системы.

Неуд парламенту

Особенностью Абхазии является фактически отсутствие различий в политических программах кандидатов. Все ведущие политики Абхазии – от ветеранов до молодежи – выступают с проабхазской и пророссийской позиций. Протурецкой, прозападной или прогрузинской позиции в Абхазии просто нет, пояснил кандидат исторических наук Александр Скаков.

«Все выступают за все хорошее против всего плохого. Люди голосуют не за тот или иной проект развития Абхазии, а за уважаемого односельчанина, однофамильца или родственника», – отметил он.

Люди голосуют не за тот или иной проект развития Абхазии, а за уважаемого односельчанина, однофамильца или родственника

Отсутствию идей и программ, безусловно, способствует мажоритарная избирательная система. Отказ от нее может не только стимулировать развитие партийной системы, но и обесценить метод косвенного подкупа избирателей – когда деньги не раздают напрямую, а чинят дороги, ставят автобусные остановки и выделяют прочие локальные блага на радость населения.

Интересно, что в Абхазии в избирательном бюллетене нужно вычеркивать фамилии кандидатов, за которых не голосуешь, оставляя лишь фамилию выбранного человека. Это порождает большую путаницу, да и вообще выглядит странно с точки зрения этики. Как результат – большое количество испорченных бюллетеней (5-7 процентов).

Но эти проблемы легко решаемы, в отличие от более серьезных – таких как разочарование людей в существующих политиках. «Главный итог этих выборов – парламент нынешнего созыва не соответствует надеждам и потребностям абхазского общества. Большинство членов бывшего парламента получили явный неуд», – пояснил Скаков.

Всего в абхазском парламенте 35 мест. Лишь шестеро депутатов не боролись за сохранение кресел – трое по собственному желанию, двое перешли в исполнительную власть, а один – Нодик Квициния – был арестован по подозрению в совершении жестокого двойного убийства россиян.

Арестованный депутат Нодик Квициния

Двое сняли кандидатуры до голосования, 4 прошли в первом туре, 13 проиграли, а оставшиеся 10 прошли во второй тур (шестеро из них проиграли). В итоге 4 прошли в первом туре, 4 во втором. Еще 18 избранных депутатов являются не только новобранцами в парламенте, но и вообще новичками в политике.

«Такой результат был вызван и низкой активностью депутатов, и странностью некоторых проектов законов, и чередой скандалов (с тем же Квициния). Если новый избранный парламент опять не оправдает надежд избирателей, то наступит глубокое разочарование в парламентаризме, что не будет способствовать стабильности в республике», – уверен Скаков.
Эксперты уверены, что у Александра Анкваба нет никаких политических перспектив

При этом в парламент в первом туре прошел Анвкаб. Случай, когда бывший президент становится членом парламента, для постсоветского пространства единичный. Эксперты уверены, что перспектив у него нет, и совершенно непонятно, зачем он возвращается в политику.

Партийный провал

Слабость партийной системы Абхазии стала более чем очевидной. Так, партия «Форум народного единства» (фактически правящая) выдвинула 6 человек, трое из которых прошли в парламент. Центристские силы вообще провалились – из трех кандидатов «Народного фронта» не прошел никто, из 7 кандидатов партии «Айнар» прошел один. Поддержанные партией «Единая Абхазия» тоже не прошли в парламент.

«Оппозиционные силы – это партия "Амцахара" и группа тех, кто был ориентирован на Анкваба, пошли на выборы разнородно. В итоге из 7 человек, выдвинутых "Амцахара", не прошел ни один. Выборы показали, что партийная система в Абхазии развита слабо», – подчеркнул Скаков.

Офис парти «Амцахара». Фото: «Sputnik Абхазия»

Итог – власть чувствует себя довольно уверенно, но не настолько, чтобы надеяться на долгосрочный контроль над ситуацией. Это ясно из того, что власть не смогла существенно повлиять на состав парламента, хотя спикером и стал провластный Валерий Кварчия. Вице-спикеры также к власти вполне лояльны, констатировали эксперты.

Власть чувствует себя довольно уверенно, но не настолько, чтобы надеяться на долгосрочный контроль над ситуацией

Потухший маяк демократии

Также эксперты обсудили политические процессы в Азербайджане, Армении и Грузии. Итоги в целом неутешительны: конституционные реформы, проведенные в Азербайджане, вплотную приблизили республику к уровню авторитарных государств Средней Азии.

«Там лидеры решают свою задачу отменой и продлением президентских сроков, вписывают дополнительные положения в Конституцию. Причем делается это формально демократическим путем – при помощи референдумов и всеобщего одобрения. Члены их семей тоже получают доступ к власти. Таким образом мы получаем некую среднеазиатскую модель демократии», – пояснил эксперт ИМЭМО РАН Александр Крылов.

Аргументы в пользу усталости людей от одних и тех же политиков для таких стран, как Армения, не действуют

Армения также делает шаги в направлении закрепления власти за одним человеком – вся полнота власти переходит к премьер-министру, кресло которого, при наличии нужных кулуарных договоренностей, сможет занять Серж Саргсян.

Президент Армении Серж Саргсян вполне может стать премьер-министром

Недалеко ушла и Грузия, еще недавно казавшаяся маяком демократии. Конституционная реформа, которая проводится там в настоящий момент, лишит президента всякой власти.

«Президент в итоге может только ходить по ковровой дорожке, жать другим руки и подписывать указы, которые ему предоставляет премьер. При этом введена двойная система подписи: если президент что-то подписывает, то это не имеет силы, пока нет визы премьер-министра. Если президент отказывается подписывать, то это может сделать спикер или премьер-министр», – рассказал Крылов.

Аргументы в пользу усталости людей от одних и тех же политиков для таких стран, как Армения, не действуют, считает Крылов. «Люди, которые устали, садятся на самолет и улетают из страны. Вытеснение социально активной и энергичной части населения – это существенная проблема», – подчеркнул он. 

0 Распечатать

Наверх