22 августа
10 марта 2016 3334 4

Закон джунглей

«О давлении, под которым сегодня приходится работать местным правозащитным и общественным организациям, даже и говорить не приходится»

usahlkaro Магомед Муцольгов руководитель правозащитной организации «МАШР»

Вчера вечером, с наступлением темноты, на административной границе Ингушетии и Чечни, более двух десятков налетчиков совершили нападение на наших коллег, правозащитников и журналистов, участников пресс-тура по регионам Северного Кавказа.

Арендованный правозащитниками микроавтобус подвергся нападению. Нападавшие заблокировали его на федеральной трассе и вынудили водителя остановиться.

Затем налетчики принялись крушить автобус деревянными палками. После чего всех пассажиров вывели на улицу и принялись избивать, а сам микроавтобус был сожжен со всем содержимым.

Всего пострадали девять человек: правозащитники, журналисты и водитель, четверо из которых госпитализированы и находятся в Сунженской районной больнице города Сунжа в Ингушетии.

Спустя еще пару часов нападению подверглась и квартира, в которой правозащитники проживали в селе Яндаре Назрановского района.

В различных СМИ прошла информация, что нападению подвергся и офис Сводной мобильной группы Комитета по предотвращению пыток в Карабулаке, но на самом деле речь идет об одной и той же квартире, в которой правозащитники просто жили.

Прием посетителей, насколько я знаю, велся организацией в городе Грозном, как и вся деятельность, а квартира в Ингушетии использовалась как место жительства, исключительно исходя из вопросов безопасности, миф о которой был успешно разрушен вчерашними налетчиками.

Как и в случае с нападением на микроавтобус, нападавших было много, они передвигались на пяти машинах, но были вооружены огнестрельным автоматическим оружием.

В Сети опубликовано несколько видео, на которых видно, как нападавшие сломали камеру видеонаблюдения перед квартирой, а потом, проникнув в квартиру через балкон, выбивают входную дверь изнутри.

По экипировке и вооружению можно сделать вывод, что нападавшие являются сотрудниками силовых структур, более того, оперативными работниками.

Все пострадавшие являлись участниками пресс-тура, организованного одной из ведущих правозащитных организаций страны, Комитетом по противодействию пыткам, располагающимся в Нижнем Новгороде.

Пресс-тур был организован с целью ознакомить СМИ с работой правозащитных организаций в регионах Северного Кавказа.

В четверг участники пресс-тура должны были посетить Карабулак, где была назначена встреча с правозащитной организацией «МАШР» и ее заявителями, на которой планировалось презентация деятельности организации и беседа с жертвами произвола силовиков и чиновников, а также их родственниками.

На четверг была назначена встреча участников пресс-тура с правозащитной организацией «МАШР»

Сводная мобильная группа правозащитников подвергается нападению уже в третий раз подряд, а учитывая вчерашнее двойное нападение, можно говорить о четырех подобных случаях. Они столкнулись с нападением не впервые, так же, как и вообще нападения на журналистов и правозащитников в Чечне и Ингушетии случались и раньше.

Жертвами уже стали Наталья Эстемирова, Зарема Садулаева и Алик Джабраилов, Магомед Евлоев и Макшарип Аушев.

В 2007 году в Ингушетии нападению подвергались правозащитник Олег Орлов и съемочная группа телеканала «Рен-ТВ», тогда они были похищены из гостиницы в центре Назрани и вывезены в лесной массив в Сунженском районе, где их избили и оставили в таком состоянии на снегу.

При этом о давлении, под которым сегодня приходится работать местным правозащитным и общественным организациям, даже и говорить не приходится.

Силовики давно уже могли сообщить информацию о полученных записях с видеокамер, расположенных вдоль федеральной трассы, так как нападение на микроавтобус было совершено между двух КПП, которые до сих пор были оборудованы системами видеофиксации транспортного потока.

Одним словом, по логике, преступление не должно остаться нераскрытым, остается только вовремя собирать улики и доказательства, способные в кратчайшие сроки помочь установить всех участников нападения.

Все это возможно только в условиях безнаказанности и вседозволенности, где нет места ни правам человека, ни самому закону, где действует закон джунглей, а не система права страны, во главе которой формально декларируется Конституция России.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции "Кавполита"

1 Распечатать

Yusupoff 10 марта 2016, 21:31

"По экипировке и вооружению можно сделать вывод, что нападавшие являются сотрудниками силовых структур, более того, оперативными работниками" - Магомед, сейчас можно купить и оснастить любую банду экипировкой хоть марсиан, хошь римлян..
Конечно,как любой здравомыслящий человек,я против насилия и подобных акций, но данный случай-чистейшая провокация. Только не думаю,что примеры(справедливые упреки)прошлых "наездов" на правозащитников и убийства некоторых из них, тут не уместно и не могут быть привязаны у этой теме. Уж слишком явно "уши торчат" у этой истории.

1
Корней Корнеев 11 марта 2016, 10:22

Обращаюсь к Магомед Муцольгов руководитель правозащитной организации «МАШР», почему в названии нет исполнения предписаний Минюста о маркировке, т.е. «Машр», НКО, исполняющая функции иностранного агента? Магомед, не Вы ли первым ратуете за соблюдение правового поля? Прошу правоохранителей дать этому факту юридическую оценку? Заканчивается это обычно штрафом, приличным, останетесь без штанов, только в «ослепительно розовых кальсонах» (мечта Кисы Воробьянинова) со звезднополосатыми заплатками. Отныне, Вы имеете право именоваться кратко – «правозащитник», «общественный активист», но ни как без соответствующей маркировки, если добавляете "Машр". Название «Машр» несколько удлинилось, разве не так?

0
Калой Эги 11 марта 2016, 12:15

Не надо ерничать, Корней. Магомед своей деятельностью хоть кому-то хоть как-то помогает. То, что в нашей стране власть - это используемая по усмотрению владетеля собственность - не его вина. Поэтому людям с обостренным чувством справедливости нужна ниша для действий. И такой нишей, так уж вышло, является правозащитная деятельность. Все это так, потому что когда несправедливость и незаконность доводят человека до того предела, где он уже не может не реагировать, человек становится перед выбором:

1. действовать в рамках закона, номинально установленного властью дабы принудить эту же власть исполнять декларируемые ею лицемерно "правила" - и это правозащитная деятельность.

2. действовать "по понятиям" - брать оружие в руки и начинать отстрел винтиков власти вокруг себя - и это партизанщина, или абречество (кавказский вариант), или терроризм (с гос-взгляда).

Так что власть еще спокойно живет, пока такие как Магомед выбирают первый путь.

А ты, Корней, помог хоть одному человеку в его важнейшей жизненной ситуации? Ответь сам себе честно. Если да - респект тебе и уважуха. А если нет - то оставь свои мелкие придирки к честному человеку, ему и так не легко. За всех нас.

0
корней Корнеев 11 марта 2016, 13:22

Обращаюсь к Калой Эги. Знание с мест проживания - наиболее объективно. Но я,как говорится, нутром чувствую, что оспариваемая организация - чей-то грантоед. Тем более у Евкурова, с экспериментом "мягкой силы", равноудаленности от ДУМ и салафитов.
Честно скажу,Калой Эги, не понимаю этого генерала "ни вашим-ни нашим". Военные решают только так:"закрыть вопрос". А у него вопрос большой прилив молодежи в ряды салафитов их окончательная радикализация, сакрализация, четкий алгоритм мобилизации своих единоверцев и пр. Это не к добру.

0

Оставить комментарий:

Наверх